Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"


четверг, 25 декабря 2014 г.

Ярослав Леонтьев: Левонародническая концепция решения национального вопроса и ее теоретики

На фото - Надежда Брюллова-Шаскольская.

Проблема решения национального вопроса левыми народниками, принадлежавшими к общероссийским (Партия левых социалистов-революционеров, Союз эсеров-максималистов, Меньшинство ПСР) и национальным (Украинская ПЛСР, Туркестанская ПЛСР, Белорусская ПСР, Бурят-Монгольская ПЛСР и другие) партиям, пока еще не подвергалась специальному рассмотрению в отечественной и зарубежной историографии.

В отличие от партий социал-демократической (марксистской) ориентации, народники всех оттенков всегда придавали огромное значение национальному вопросу. Как писал один из лидеров украинских левых эсеров Михаил Шелонин в 1918 г.: «Ни одна проблема, стоящая перед измученным социальной несправедливостью человечеством, не требует такого бережного и осторожного к себе отношения, как проблема национальная. На ее алтарь было принесено столько человеческих жизней, во имя национального ренессанса было совершено столько героических подвигов, столько потоков народной крови было пролито по вине командующих классов, систематически вливавших в национальную проблему яд человеконенавистничества и звериного шовинизма, что трудящиеся массы всех стран кровно заинтересованы в ее благополучном разрешении». (Шелонин Мих. Национальные проблемы. Одесса, 1919. С. 3).

Другой видный теоретик неонародничества по национальному вопросу — Надежда Брюллова-Шаскольская, выступая на созванном после Февральской революции общепартийном эсеровском съезде 31 мая 1917 г., говорила: «Нация есть социальная среда личности… Личность определяет сама себе, к какому национальному комплексу она принадлежит, с кем она чувствует себя более всего связанной… Через понятия личности и народа, через понятия труда и творчества мы переходим к нашему социальному пониманию нации… Буржуазия имеет свое понимание нации. Она исходит из той ложной предпосылки, против которой мы должны бороться всеми силами. Она отождествляет нацию с государством. Когда она говорит о русских интересах — она говорит о государственных интересах. Мы категорически отмежевываемся от буржуазного понятия государства и нацииС точки зрения социализма понятие нации есть понятие ее трудовых народных масс». (Протоколы Третьего съезда Партии социалистов-революционеров. Пг., 1917. С. 296-297).
Более подробное терминологическое обоснование, вкладываемое левыми народниками в понятие нации, Брюллова-Шаскольская развернула в своей брошюре «Партия социалистов-революционеров и национальный вопрос», отпечатанной в типографии ЦК ПСР в 1917 г. «Тот или иной человек причисляет себя к определенному коллективу с определенными общими задачами и этот коллектив мы именуем нацией», — писала она.  — Нация — группа людей, объединенных общей исторической судьбой, совокупностью ценностей, вместе, в поколениях предков созданных и ныне вместе создаваемых, ценностей прошлого, вылившихся в культуре и создавших культурную среду, как почву для новыхвозможностей и нового творчества, творчества политического, социального и чисто культурного, научного, литературного, художественного. Большей частью эта группа продолжает жить вместе, связанная общей историей и общими задачами, теми днями, когда по выражению Михайловского «всем хорошо» или «всем плохо»». (Брюллова-Шаскольская Н.В. Партия социалистов-революционеров и национальный вопрос. С. 9-10).
.
Будучи поклонниками субъективной социологии, левые народники младшего поколения в своих концептуальных построениях шли за своими предшественниками и в первую очередь за П.Л.Лавровым и Н.К.Михайловским. Как и всем другим народникам, им был присущ многомерный взгляд на социальную действительность, чем они выгодно отличались от ортодоксальных марксистов, смотревших на мир сквозь призму классовой борьбы. При разработке любого аспекта неонароднических теорий важно иметь в виду то, как они понимали конфликт между личностью и обществом, то есть краеугольный камень тогдашней русской общественной мысли.
.
«Антагонизм личности и общества был коренным вопросом русской общественности…, — указывала Брюллова-Шаскольская. — Либо приходили к полному отрицанию личности, растворяя ее в коллективе, и до этого порою доходили Толстой и Достоевский, либо утверждали нераздельное господство индивидуума, как это делали эпигоны Писарева. Но победить антиномию можно только соединив, примирив оба начала; это согласование будет эклектическим… Но соединение такое, при котором оба начала будут взаимно друг друга дополнять, будут нуждаться одно в другом, и необходимо вытекать из одного миросозерцания, это синтетическое понимание дала народническая «субъективная»социология… Из интересов личности надо исходить при построении общества, при выработке общественного идеала. Но этот индивидуализм не имеет ничего общего с ложно-индивидуалистическим либерализмом или столь близким к нему в известном смысле анархизмом; тут личность освобождена от общества, жизнь предоставлена полной прихоти эгоизма и силы, и в конце концов юридическая свобода обращается в злейшее социальное рабство, так как в свободной конкуренции торжествуют те, у кого в руках богатство и его орудие. Так знамя, поднятое во имя ничем не ограниченной свободы личности, становится знаком победы одного класса и порабощением другого, а этот другой — есть вся армия труда». (Там же. С. 7).
.
Апеллируя к духовному учителю народников, Брюллова-Шаскольская писала: «Через понятие труд Михайловский победоносно перебрасывает мост между личностью и обществом, сливает их воедино. «Народ — трудящиеся классы общества», — такова формула, вытекающая из критического народнического социализма. И если одно течение марксизма выделяет из понятия трудового народа только те классы, которые лишены каких бы то ни было орудий производства и логически принуждается тем самым отнести к буржуазии крестьянство и людей умственного труда, то мы кладем в основу признак распределения и говорим о едином трудовом народе, получающем в распределении хозяйственных благ не добавочную стоимость, а только заработную плату: о рабочих, ремесленниках, интеллигенции». (Там же. С. 7-8).
.
Таким образом, классовая риторика неонародников базировалась принципиально на иной основе, чем у идейных наследников Карла Маркса. Свои социологические и этические принципы они соотносили с категорическим императивом Эммануила Канта. Применяя этот критерий к социально-экономическим отношениям, они настаивали на ликвидации эксплуатации и автократии на производстве и превращении частной собственности в общенародное достояние (не путать с национализацией средств производства). Примеряя его к национальным отношениям, они полагали: «Всякий «национализм», который… заявляет: «хорошо, если развивается моя национальность, плохо, если развивается чужая» — вытекает не из идеи национальности, а из диаметрально противоположного — идеи подавления национальности». Из этого положения Брюллова-Шас-кольская, будучи главной разработчицей эсеровской, программы по национальному вопросу в 1917 г., выводила: «Так мы формулируем интернационализм, как равноправный союз федерации национальностей и уверены при этом, что носителем этого идеала могут быть опять-таки лишь трудовые, народные массы. Поднимая знамя развития своей национальности, социалист поднимает и знамя интернациональной солидарности». (Там же. С. 14).
.
Эпиграфом к цитируемой работе она взяла слова марксистского «еретика» Карла Каутского: «Самостоятельность нации является естественно необходимой предпосылкой всякой современной классовой борьбы». Свою интерпретацию национального вопроса она основывала также на работах ряда западных социалистов (Отто Бауэра и других). Надо отметить, что за десять лет до того по инициативе сторонников русского социализма (общероссийской ПСР) и неонароднической (в отличие от марксистского Бунда) Социалистической еврейской рабочей партии была созвана конференция социалистов-народников по национальному вопросу, которая состоялась 16-20 апреля 1907 г. в Финляндии. В ней приняли участие русские эсеры и родственные ПСР национальные партии: Польская социалистическая партия (ППС), Армянская революционная федерация Дашнакцутюн, грузинские социалисты-федералисты, Белорусская Громада и СЕРП. При этом лидер СЕРП Марк Ратнер давал следующее определение «национальности»: «это форма, в которую отливается своеобразие социально-исторической жизни народа. Нация — группа людей, которые в долгие периоды совместного существования решали или стремились решать все свои социальные задачи для себя и иначе, чем другие, вследствие чего у них и выработались своеобразные формы социального быта — своя национальность».
.
Развивая впоследствии идеи умершего к тому времени Ратнера, Брюллова-Шаскольская основывалась на позициях субъективной социологии. В рассуждении о том, что есть «нация», во главу угла ее ставились не столько объективные факторы (язык, общая территория, расовое сходство), сколько факторы субъективные: важно прежде всего то, кем сами люди себя считают. Необходимо констатировать также ее скептическое отношение к космополитизму, ибо с народнической точки зрения «творчество народа не может не идти вне национальных языков», а культура, хотя и имеет всечеловеческое содержание — неизбежно выливается в национальные формы.
.
Признавая сам факт существования наций, невозможно было отрицать такие явления, как национально-освободительная борьба, межэтнические конфликты. По мнению Брюлловой-Шаскольской, национальная буржуазия, стремясь к экспансии вовне, часто прибегает к космополитической фразеологии (для того, чтобы в частности оправдать свободу торговли) и в то же время не брезгует союзом с крайне правыми, шовинистическими элементами, стараясь нейтрализовать классовую борьбу в целях ложной «национальной консолидации». Именно поэтому подлинное равноправие наций, их творческое развитие неосуществимо без построения солидарного, неэксплуататорского, социалистического общества. «Могут быть моменты в практической деятельности, когда национальный гнет чувствует и буржуазия, когда в борьбе принимает участие и она, — считала Брюллова-Шаскольская. — Тогда происходит блок, «сотрудничество классов» в известном вопросе… Но конечные идеалы различны и великая цель — интернационализм через национальность, осуществляемая всем трудовым народом — эта цель совпадает только с социализмом». (Брюллова-Шаскольская Н.В. Указ. соч. С. 14).
.
Интересно отметить, что не произойди Октябрьской революции и роспуска Учредительного собрания, национальная политика Временного правительства и последующей исполнительной власти легко могла бы быть сформирована под прямым влиянием концепции Надежды Брюлловой-Шаскольской. Как раз к моменту переворота ее муж — приват-доцент Петр Бернгардович Шаскольский (видимо, полностью разделивший зафиксированные установки) — возглавлял национальный отдел министерства внутренних дел… Что касается самой Надежды Владимировны Брюлловой-Шаскольской (1886—1937), аристократки с русско-французско-итальянскими корнями (внучки архитектора и портретиста Александра Брюллова и внучатой племянницы выдающегося живописца Карла Брюллова), то она была высококлассным специалистом и ученым в области этнологии и смежных научных дисциплин. Она получила образование на историко-филологическом факультете Высших женских курсов в Петербурге (группа всеобщей истории) и была оставлена для продолжения научной работы на кафедре древней истории. Затем стажировалась в Гейдельбергском университете в Германии. По возвращении в Россию занималась научной и педагогической работой, сдала испытания на диплом I степени Петроградского университета. В 1910 г. она стала членом ПСР. Огромное влияние на ее идейные поиски оказал выдающийся писатель-народник Владимир Короленко. После Февральской революции она представляла партию эсеров в Совете (бюро) национально-социалистических партий, куда входили Трудовая народно-социалистическая партия, ППС, дашнаки, Еврейская объединенная социалистическая партия и другие.
.
В течение 1917 г. Брюллова-Шаскольская дважды выступала основным докладчиком по национальному вопросу на III и IV съездах ПСР. Исходя из положений ее доклада, в июне 1917 г. III съезд партии высказался за введение в России «формы федеративной демократической республики с территориально-национальной автономией в пределах этнографического расселения народностей и с обеспечением основными законами страны как прав национальных меньшинств в местностях со смешанным населением, так и вообще публичных прав для всех языков, на которых говорят трудящиеся массы в России». (Протоколы Третьего съезда ПСР. С. 481). В отношении народов, не заселяющих определенной территории, съезд заявил, что они «могут быть соединены в экстерриториальные персонально-автономные союзы со своими местными и общегосударственными представительными органами». Подобную схему государственного устройства ПСР собиралась проводить во Всероссийском Учредительном собрании.
.
В области строительства социалистического движении в России в качестве цели эсеры провозгласили создать Российского Социалистического Интернационала. В отношении партийного строительства ПСР Брюллова-Шаскольская считала: или ей «суждено стать великорусской партией, оторвавшись от всех национальных групп, или она останется партией общероссийской и тогда должна строиться федеративно, объединяя организационно родственные национально-социалистические партии». (Брюллова-Шаскольская Н. Национальный вопрос на IV съезде // Партийные известия, 1917, № 5, стб. 10).
.
В дальнейшем Надежда Брюллова-Шаскольская преподавала в Харьковском университете, состоя экстраординарным профессором по кафедре истории религий. В 1919 г. Харьковская организация ПСР присоединилась к отколовшемуся от ортодоксальных эсеров («третьей» силы в ходе Гражданской войны) меньшинству ПСР, мобилизовавших своих сторонников в Красную армию и сформировавших с левыми эсерами и эсерами-максималистами «Левонароднический блок». Для сравнения другой левонароднический теоретик национального вопроса — член ЦК Украинской ПЛСР Михаил Шелонин, будучи левым радикалом, сторонником полновластия Советов, — выступал за полное отстранение буржуазии от решения национального вопроса. В развитие идеи об экстерриториальных союзах он выдвигал принцип национального представительства в Советах, при которых должны были создаваться дополнительные палаты. Число депутатов от каждой национальной группы должно было быть пропорционально ее численности в данном регионе. Экстерриториальные союзы, по его мнению, могли иметь собственную структуру: образовательные и медицинские учреждения, культурные центры и т.д. Каждый человек мог самостоятельно идентифицировать свою национальность и в зависимости от этого участвовать в выборах и самоуправлении своего союза.

По возвращении с Украины в Петроград мать троих детей Брюллова-Шаскольская работала в Музее антропологии и этнографии, преподавала в Географическом институте, принимала участие в работе Вольфилы (Вольной философской ассоциации»), созданной литераторами-«скифами». В июле 1920 г. она выступила с докладом по окраинно-национальной политике на II Всероссийской конференции МПСР, в основе которого были два положения — федерализм и самоопределение народностей. (Народ, 1921, № 6(1), стб. 23). Затем она была избрана в Центральное бюро МПСР.
.
О ее научных достижениях выдающийся этнограф Владимир Богораз-Тан высказался следующим образом: «Н.В.Брюллова-Шаскольская известна мне как ценный научный работник в области этнографии и музейного строительства… Я считаю ее работу достойной всякого внимания как в теоретической, так и в полевой исследовательской области». Однако в 1922 г. она была сослана в Среднюю Азию (Ташкент, Ашхабад, Самарканд). Здесь Брюллова-Шаскольская близко сошлась с легендарными и неразлучными левыми эсерками Марией Спиридоновой, Александрой Измайлович и Ириной Каховской. В 1933 г. по делу «Народнического центра» (Иванова-Разумника и других) она была сослана в Ташкент повторно. В ссылках заведовала отделом кочевых народов Среднеазиатского музея, работала консультантом по музейным вопросам в аппарате Комитета науки при ЦИК Узбекской ССР, преподавала в вузах. В1937 г. Н.В. Брюллова-Шаскольская была арестована и расстреляна.
.
Ярослав Леонтьев, доктор исторических наук
.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...