Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"


четверг, 28 мая 2015 г.

Александр Самоваров: Советские и совки

Хотел бы обратить внимание читающей публики на такой вот странный вроде бы момент нашей общественной жизни. Все мы сталкиваемся в Интернете с совками. Которые стоят горой за СССР, за Сталина, за социализм и коммунизм. Но только недавно мне пришло в голову, какая колоссальная разница между русскими советскими людьми, какими они были в реальности в позднем СССР, и совками.

Если мы возьмем ранний СССР, то разница между гражданами СССР и нынешними совками будет уже не разница, а пропасть. Потому что 90% населения в 20-е годы ХХ века не были советскими людьми, они были бывшими дворянами, купцами, мещанами, крестьянами. Со всеми признаками этих сословий, и примерно 10% населения страны были пробольшивистскими по разным причинам. Из этих 10% только малая часть была из «идейных». Того же Ленина бесило то, что в большевистскую партию после победы большевиков вступала масса проходимцев. Сознательных сторонников большевики имели среди небольшой части молодежи, среди части рабочего класса, среди, как ни странно, недобитой интеллигенции, эта часть интеллигенции была воспитана на идеале служения народу. Но и эти 10 процентов не были советскими людьми.

Советские люди более или менее начинают просматриваться в 30-е годы ХХ века. Но опять составляют жалкое меньшинство. Любопытно, что генерал ФСБ Зданович, оценивая деятельности СМЕРША в фильме о руководителе этой организации Абакумове, сказал такую интересную фразу о колоссальной роли этой организации в деле разгрома фашистов, он сказал, что 80% советской армии составляли крестьяне, и любить Сталина и советскую власть у них не было никаких причин.

Классические советские люди массово появляются только в 50-е годы, классический советский человек, это обычно человек начиная где-то года с 1933 рождения, человек с абсолютно промытыми мозгами в школе, в институте, в армии, на производстве. Где-то с конца 30-х годов тупая и примитивная советская пропаганда действует уже как часы и кувалда одновременно. Она выковывает нового человека.

Этот человек получился послушный и лояльный, но не столько коммунистической власти, сколько государству. Человек склонный к коллективизму, взаимопомощи. И человек мыслящий! Советский человек был единственным в мире, который воспитывался на разных абстракциях, которые несли в себе курсы марксистко-ленинской философии. И склонны к философствованию были не только ученые «верхи», но и не очень образованные «низы», перечитайте Василия Шукшина у него сплошь одни философы в рассказах, хотя он пишет о простых людях.


И что отличало советского человека от нынешних совков? Советский человек был терпим к чужому мнению. Абсолютно терпим. Я имею в виду, конечно, не чиновников партийных, ни начальников, хотя и они в своей среде были вполне терпимы. Советские партийные начальники, кагебешники, номенклатура – все они имели доступ к запрещенной литературе, все они читали Солженицына, Зиновьева, Войновича и прочих антисоветчиков.

Советский человек мыслил и в 60-е годы, и в 70-е и тем более позднее. Его ум искал выхода из марксистского тупика. Хотя чаще всего в рамках марксизма же. Я помню, как мой однокурсник на пятом курсе задал мне вопрос:

- Слушай, - говорит он, - а он уже вел пару часов обществоведения в школе, - мне вот такой вопрос школьники задали, вот первобытнообщинный строй, вот рабовладельческий, вот феодальный, вот капиталистический, вот коммунизм, но по диалектике развития что-то должно быть и после коммунизма? Но что?

Это школьники ему задали такой вопрос на уроке.

Для совка такой вопрос в отличие от советского человека невозможен. Советский человек жил в депрессивной стране, но при этом он был устремлен в будущее, он не был закрытой «системой». Совок устремлен в прошлое. Он талдычит о том, как был прекрасен социализм. Если представить себе, что вот году так в 1983 встретились бы советский человек и совок, и совок бы стал доказывать советскому человеку, как прекрасно тот живет, то советский человек покрутил бы пальцем у виска. Советский человек и нынешний совок просто подрались бы. И не потому, что советский человек не понимал «преимуществ социализм», а потому что был он человеком мыслящим, он хотел жить в лучшем мире. Если для совка лучший мир это часто мир Сталина, то тот тут в самом деле покрутишь пальцем у виска. Нищета, жизнь в хижинах, бараках, каторжный труд, доносы и пр. Это лучший мир? И вой несчастных – да здравствует великий Сталин, гений всех времен и народов.

И тут есть колоссальные различия между сталинизмом интеллектуальным, который возник после ХХ съезда партии и сталинизмом нынешнего совка, который готов оправдывать все, что делал Сталин. Интеллектуальным сталинистам вроде Кочетова или неосталиниста Шелепина хотелось больше честности в отношениях между номенклатурой и народом. Нынешний совок даже не поймет о чем тут речь.

Но и совки прошли некие этапы в своем развитии, которые уводили совков все дальше от реальных советских людей. Я видел зарождение этого явления. В 1997 году по журналистским делам я был послан на сходку товарища Анпилова. На сходку эту съехались люди со всей страны, это было нечто вроде схода и съезда одновременно. И это были маргиналы, люди старшего возраста, и скажем откровенно, было очень много старушек, но старушек очень злых и боевых. Эти люди вызывали у меня и сочувствие и уважение одновременно. Они были готовы к борьбе. Звучит смешно, бабки готовые к борьбе, но так было. Одна бабуля разговорилась со мной, пожаловалось, что внук считает ее сумасшедшей. Встречали эти люди, как родные. Один мужик был с гармонью. Поскольку люди были русские и простые они у меня вызывали только положительные эмоции.

И вот на трибуну вышел товарищ Анпилов, бодрый, свежий и явно только от парикмахера, он начал говорить речь о прелестях жизни при товарище Сталине. По смыслу это было даже и не глупо и рассчитано на собравшуюся публику. Анпилов говорил, что при Сталине бюрократов давили и сверху, это сам товарищ Сталин, и снизу, это народ. Последнее было враньем, конечно. Попробовал бы при Сталине хоть кто-то собраться и снизу надавить на бюрократов, сразу бы всех приговорили к расстрелу. Более всего советская власть боялась самоорганизации народа. Но как идея в 1997 году это звучало даже и не глупо.

При этом сам Анпилов был отнюдь не наивный человек, и хоть ему власть давала такую возможность говорить все это, он как-то внутренне напрягся, когда говорил о прекрасной жизни при товарище Сталине. Ибо знал, что врет.

Так вот эти анпиловские совки были еще отчасти советскими, их интересовало будущее. Нынешних совков будущее не интересует. Им главное, чтобы об СССР хорошо говорили. Вот только это и ничего иного. И нет более далеких друг от друга людей, чем рефлексирующий, критичный и терпимый к чужому мнению советский человек, и нынешний упертый совок, живущий прошлым и ненавидящий всякую живую мысль в принципе.

Советский человек в силу марксистского воспитания оказался более примитивным, чем западный человек или китаец с его национализмом, потому он и проиграл. Но рядом с современным совком советский человек – титан.

Надо ли здесь говорить, что нынешние либералы столь же примитивны, что и нынешние совки? И столь же озлоблены. И те и другие – это не потенциальные субъекты власти, а только объекты. И те и другие ждут диктатуры, либералы хотят, как на Украине, внешнего управления, совки хотят какого-то нового Сталина с очередной социальной демагогией.

Тут не противостояние 86% против 14%, как написал в своей отличной статье «Переведи меня через Антимайдан» Павел Святенков. Здесь все гораздо хуже, есть узкая база объектных сил для двух потенциальных субъектов-диктатур, и есть большинство, чье мнение никого не интересует.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...