Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"


пятница, 7 августа 2015 г.

Андрей Песоцкий: Курдистан. Власть советов здесь и сейчас

Как известно, территория Сирии и Ирака, где фактически не действует государственная власть, стала ареной битв для различных группировок, самой шокирующей и известной из которых стала ИГИЛ. Однако кроме религиозных фанатиков в этом бурлящем регионе действуют и другие необычные для европейского сознания силы – например, курдские общины, устанавливающие на своих территориях советскую власть.

Несколько десятилетий центральной силой курдского движения была Рабочая партия Курдистана под руководством Абдуллы Оджалана. Созданная в 1978 году РПК объявила национал-освободительную борьбу против турецкого государства, целью которого было создание курдской автономии. Оджалан возглавил движение коммунистического толка, действующее по канонам партизанских отрядов Мао, Ким Ир Сена, Кастро.

В 1998 году лидер РПК был арестован турецкими спецслужбами и приговорен к смертной казни, замененной пожизненным заключением. В тюрьме сталинист Оджалан неожиданно увлекся идеями американского анархиста Мюррея Бухчина, что привело к радикальному пересмотру лидером РПК своих прежних взглядов. Под влиянием анархизма Оджалан перестал рассматривать идею курдской автономии на территории Турции как самоцель, объявив о сворачивании вооруженной борьбы против турецкого государства. Защиту курдов он теперь видел как расширение их языковых и культурных прав на основе самоорганизации народа.

Бухчин рассматривал две модели государства – эллинскую и римскую, соответствующие прямой и представительской демократии. Под влиянием этого анархиста (со своим тяжело больным, и ныне умершим наставником Оджалан безуспешно пытался вступить в переписку), вождь РПК  противопоставил “капиталистической современности” “демократическую современность”, в которой “капитализм, национальное государство, индустриализм заменяются на демократическую нацию, общественную экономику и экологическую промышленность”.

РПК последовала за своим лидером, объявившим себя учеником Бухчина, сменив идеологические приоритеты, что привело к улучшению отношений между официальной Анкарой и курдскими повстанцами, которые отказались от идеи создания на турецкой земле своего Курдистана и ушли в северный Ирак. В обмен на это турецкие власти пообещали расширить права курдов. В дальнейшем турецко-курдский конфликт вновь обострился – 25 июля 2015 г. Рабочая партия Курдистана заявила о невозможности дальнейшего перемирия с Турцией. Так или иначе, новый курс Оджалана способствовал легализации РПК и поднятию вопроса о ее исключении из списка террористических организаций.

После того, как Ближний Восток, подточенной американской интервенцией, погрузился в пучину межрелигиозной и межэтнической войны, а границы таких государств как Ирак и Сирия по сути перестали существовать, курды смогли обособиться на территории обоих стран, защитив с оружием в руках свою землю. Хотя Оджалан и не является лидером всех курдов, его идеи оказали весьма сильное влияние на соотечественников, фактически не имевших другой общественной модели, которую могли бы взять в качестве примера для реализации.

На данный момент, курдское сообщество имеет как бы двухступенчатую структуру. С одной стороны, формируются квази-государственные образования такие как курдская автономия Рожава на севере Сирии, с лидерами которых ведут переговоры, в том числе, и западные страны. С другой стороны, существует выходящий за пределы Рожавы и не признаваемый западными странами Союз общин Курдистана (в него входит и РПК, ей подчинена и другая структура – Демократический общественный конгресс (ДОК)), где все должности свержу донизу являются выборными, а сами общины организованы на конфедеративной основе. Впрочем, всеобщая выборность существует и в самой Рожаве, которая отнюдь не противостоит Союзу общин, степень влияния которого различается от региона к региону. По сути, обе ступени организации общества основаны на волеизъявлении народа, вплоть до выборов командиров подразделений.

Пока исламисты вводят законы средневековые шариата, копирующие образ жизни 7 века, курды развивают на своей территории советскую власть анархического толка (эксперты-леваки называют эту модель такими терминами как “муниципализм”, “коммунализм”). Характерно, что к выборам в местные собрания допускаются не только курды, но и люди других национальностей.

В отличие от ИГИЛ, где права женщин подчинены жестким шариатским правилам, среди курдских повстанцев развит феминизм. Конечно, это не кривляния Femen и не стенания в духе “не буду варить борщи”: курдские “дикие девочки” с автоматами разъезжают на джипах по пустыне наравне с мужчинами, существуют даже чисто женские боевые соединения. Женщины активно представленных в советах, в ряде которых избираются два председателя – один мужчина, и одна женщина. Специальный женский совет ДОК следит за  соблюдением прав представительниц слабого пола. Например, когда мусульманин, проживающий на курдской территории берет в жены вторую жену, к первой переходит половина имущества мужа.


Курдский военный марш - Западная Курдистана (Сирийский Курдистан)

Немаловажно и то, что курдские отряды не режут головы неверным, не запрещают детям ходить в школы, не преследуют людей за их религиозные взгляды – на территории, контролируемой курдами проживают и шииты, и сунниты, и христиане, и иудеи (сами курды не имеют титульной религии). Светский характер курдского общества  – один из барьеров, препятствующий полному сползанию региона в одну большую резню.

Таким образом, пока общественное сознание содрогается от зверств ИГИЛ, которое поставило PR на небывалый ранее уровень, совсем рядом строят свою жизнь не менее экзотические люди, для которых лозунг 1917-го года “Вся власть советам!” – не абстракция, а руководство к действию. Пример курдов интересен и ценен, однако вряд ли может быть прямо переложен на российскую действительность – к счастью, наша страна пока что не представляет собой пустыню с нефтяными вышками, поэтому способна не только организовать физическое выживание людей, но и бросить вызов глобальному олигархату, что неизбежно подразумевает мобилизацию поставленного на службу народа государства, а не его полное преодоление.

Сегодня анархизм, особенно в подчеркнуто деиндустриальной версии, конечно, не является концепцией, способной стать альтернативой глобальной капиталистической системе, однако в регионе, когда вопрос о разрушении государства не стоит, когда государство уже разрушено и семимильными шагами наступает кровавый хаос, курдская советская власть, где защищены права женщин, религиозных и этнических групп, выглядит несравненно более достойно, чем джихадистское мракобесие.

http://pesotskiy.livejournal.com/98859.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...