Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"


пятница, 14 августа 2015 г.

Владимир Першин: Две статьи о новой мировой валюте

К вопросу о "новой мировой валюте"

Эта статья является продолжением той, которая была размещена на этом сайте ранее под названием "К вопросу о "новой экономической модели".


К вопросу о «новой мировой валюте»

«Социальный заказ» на «новую мировую валюту», как и на «новую экономическую модель», сформировался на первой волне глобального экономического кризиса 2008-2009 гг. Всякого рода дискуссий и форумов на эту тему было тоже предостаточно. Но «новая мировая валюта» или «мировая валюта, альтернативная доллару США», так и осталась для одних несбыточной мечтой, для других – заведомой утопией. Многие довольно близко подошли к пониманию сути проблемы, но не к ее решению.

Современные национальные валюты – продукт долгого исторического развития. Если обратиться к историческому опыту, то мы увидим, что наши предки в течение многих веков методом проб и ошибок из огромной номенклатуры товаров выделили один – золото, наделали из него монет определенного веса, и с их помощью стали оценивать, покупать и продавать все другие товары. Именно поэтому они уверовали, что золото – это деньги, а каждая монета –  фиксированный вес металла, которому можно дать любое красивое название –  луидор, талер, империал и т.д. И это было хорошо.

Постепенно большинство стран перешло преимущественно к исключительно «золотым  деньгам». Наряду с золотыми монетами обращались и их бумажные заместители, которые, однако, можно было свободно разменять на золото по официально установленному курсу. И так продолжалось до начала 30-х годов прошлого века, когда размен бумажных денег и банкнот на золото был прекращен – сначала внутри СССР и США, а затем и в других странах. До этого исторического момента никаких технических проблем с «золотыми деньгами» не было, но возникли проблемы социальные в широком смысле этого слова. Дело в том, что в первой половине XIX века наступила эпоха промышленного капитала, когда люди, наряду с различными товарами, начали свободно продавать свой труд, а точнее, свою рабочую силу. Тем самым деньги, изначально предназначенные для меры стоимости и купли-продажи вещей (товаров), стали также применяться для меры стоимости и купли-продажи рабочей силы. Иными словами, деньги превратились в денежную форму промышленного капитала, который стал выполнять все их функции, а владельцы рабочей силы – наемные работники, сами того не замечая, оказались низведены до роли обычного товара, но только живого. Вот это было уже не хорошо, не по-человечески.


При ближайшем рассмотрении система наемного труда оказалась системой наемного рабства. В этом состояла главная экономическая, политическая и нравственная проблема того времени, которая с каждым последующим десятилетием становилась только острее. С выходом капитализма на мировую арену из проблемы отдельных стран она превратилась в проблему глобальную. Соответственно этому внутринациональная история денег повторилась на международном уровне. Мировые деньги (монетарное золото) превратились в мировой финансовый капитал (МФК) и, как следствие, были полностью вытеснены из международных расчетов к середине 70-х прошлого века. Страной-лидером МФК стали США. Под их давлением доллар США был превращен в мировую резервную валюту. Именно он, национальный по форме и происхождению, не имеющий никакого официального обеспечения за границами собственной страны, «шаткий» и неопределенный по величине стоимости, выполняет теперь все мировые функции денег и мирового финансового капитала. Разве это не вопиющее противоречие? И разве не оно довело мировую финансовую и политическую систему, а с ними и все сферы жизнедеятельности мирового сообщества, до полного абсурда, от которого, так или иначе, страдают практически все граждане, в том числе и в самих США?

Необходимость новой мировой валюты очевидна с любой точки зрения – и технической, и экономической, и политической, и нравственной, и духовной. Если резюмировать все, что у всех на слуху, то получается следующая картина.

Главный недостаток всех национальных валют как масштабов цен (в одной денежной единице 100 разменных монет) – это неопределенность и неустойчивость величины стоимости, которую они представляют. В этом смысле все они подобны «резиновому метру» или неким гирям, действительная масса которых неизвестна и к тому же все время меняется. Никто, например, не скажет, какую величину стоимости на самом деле представляют доллар США, рубль, евро и т.д. в тот или иной момент, зато многие чувствуют, что цифры на современных банкнотах отнюдь не совпадают с действительной величиной представляемой ими стоимости. В этом смысле все центральные банки, выпускающие банкноты и устанавливающие официальные курсы валют, подобны неисправным инструментам, которые постоянно врут. Возникает вопрос: не пахнет ли здесь мошенничеством, как, например, при обычном обвесе или обсчете покупателей на рынке? И если да, то кто виноват, и кого привлекать к уголовной ответственности? Ответ очевиден – виноват тот, кто создал такие несовершенные денежные единицы и банки. А исторически это все общество товаропроизводителей. Что касается неэквивалентного обмена денег на товары или одной валюты на другую, то в нем участвует опять-таки все общество. При этом картина приблизительно такая же, как в казино, где игроки попеременно выигрывают друг у друга, но львиная доля «куша» оказывается в карманах наиболее ловких и богатых мошенников. И так продолжается до тех пор, пока не придут хозяева казино и не ограбят всех. В современном обществе такими хозяевами являются их величества валютный, финансовый и прочие экономические кризисы. Вот оно – наказание, от которого страдают все. В итоге все виноваты, и все наказаны. Следовательно, выпускаемые центральными банками непрозрачные денежные единицы и возникающий вслед за этим неэквивалентный валютный и товарно-денежный обмен – это не мошенничество в обычном смысле, а проявление объективных законов «рыночной экономики», жаловаться на которые в суд так же нелепо, как на ливень или грозу. Общество, которое живет по таким законам и не в состоянии изменить их, всегда будет непрозрачным, несправедливым, глубоко конфликтным и безнравственным.

Современные национальные валюты не позволяют определить действительную стоимость или цену производимых товаров, что само по себе чревато существенными экономическими диспропорциями, а потому и периодическими потрясениями не только в экономической структуре, но и во всей надстройке общества. Можно себе представить, какой бы хаос наступил в современной научно-технической сфере, если бы все народы вдруг решили вернуться к старым мерам веса и расстояний. К подобному хаосу в экономике уже привыкли и всерьез задумываются лишь тогда, когда за устранение накопившихся диспропорций берутся опять-таки их величества валютный, финансовый и прочие экономические кризисы. К инфляции и безработице, например, привыкли так же, как больной туберкулезом к повышенной температуре тела.  Ни одно из современных правительств не ставит задачу полностью избавить общество от этих хронических болезней. Наоборот, считается нормальным, что товары в общей своей массе постоянно дорожают, а денежные единицы дешевеют, и лишь один единственный товар – труд человека, обречен постоянно «сглаживать» данное противоречие за свой счет. Сначала он обесценивается и, как следствие, известная часть рабочих сил «выбрасывается на улицу». Затем цена труда (заработная плата) устремляется в погоню за растущими ценами потребительских товаров, что и делает его вечно отстающим по цене товаром, а личных владельцев рабочей силы – граждан, живущих исключительно на заработную плату, основными плательщиками по счетам безработицы, инфляции, валютных, финансовых и прочих экономических кризисов. К ним следует добавить целую армию пенсионеров, студентов, инвалидов, безработных и прочих граждан, получающих фиксированные денежные пособия. В целом это подавляющая часть мирового сообщества, живущая сегодня в постоянном страхе перед очередным региональным или глобальным обесценением национальных валют, в результате чего можно потерять все – и сбережения, и работу, и капитал, и страну, и жизнь. 

В глазах политиков и экономистов с рыночноцентричным мировоззрением, согласно которому товары сначала продаются и покупаются, а потом производятся (а таких «горе-рыночников» сегодня подавляющее большинство – «mainstream» на английском языке) неустойчивость величины стоимости денег и денежных единиц является естественной и закономерной. Но это верно только для простого товарного производства, составляющего основу простой рыночной экономики. При ней, как известно, рынок очень эластичен, т.е. колебания цен товаров, стоимости денег (а это стоимость фиксированного веса денежного металла) и объемов производства довольно быстро сглаживаются. Ясно, что в таких условиях никакой потребности в принципиально новых деньгах и валютах не было и быть не могло. Картина существенно меняется в условиях крупной промышленности, составляющей основу капиталистической рыночной экономики (от которой, кстати, простая рыночная экономика отличается, как яйцо от курицы), и становится прямо противоположной в современных условиях централизованной банковской системы и централизованного руководства экономикой со стороны государства. В настоящее время инерция рыночных колебаний, а потому и плата за их стихийное преодоление очень высока – как при мощных природных катаклизмах. Следовательно, в недостатках современных денежных единиц отражаются лишь былые преимущества простой рыночной экономики, ее движущий мотив, lex и  modus vivendi, т.е. закон, согласно которому она только и может существовать. Там, где нет стихийных колебаний цен товаров, а потому и стоимости денег и денежных единиц, нет никакой стихийной рыночной конкуренции, нет и самого стихийного рынка. Теперь, когда производство и обращение капитала стало в известной мере планируемым, программируемым и глобальным, былые преимущества простой рыночной экономики оборачиваются ее пороками. Таковыми как раз и являются неустойчивость и неопределенность величины стоимости национальных валют.

Современный способ измерения стоимости, поскольку он по своей сути продолжает оставаться вульгарным (грубым) рыночным способом, совместим лишь с таким уровнем развития естественных наук, техники и технологии производства, при котором люди еще не научились довольно точно определять массу и размеры вещей, не знали метрической системы мер и фундаментальных законов природы. Следовательно, колоссальная историческая отсталость современных неустойчивых валют от роста масштабов производства и научно-технического прогресса более чем очевидна. Однако до сих пор правительства ничего не делают для того, чтобы выровнять ситуацию путем создания новой (устойчивой и определенной по величине стоимости) мировой валюты. Поступают как раз наоборот. Всячески пытаются втиснуть современные естественные науки и крупномасштабное производство в узкие рамки «равновесного рынка», т.е. в «прокрустово ложе» давно уже не существующей простой рыночной экономики и былой денежной системы – даже ценой частичного или полного разрушения крупномасштабного производства продуктов, знаний, изобретений и технического опыта. Особенно это наглядно на всем постсоветском пространстве.

Все государства пользуются неустойчивыми и непрозрачными по стоимости долларами США для номинации мировых цен, осуществления международных платежей, а также для учета, отчетности, планирования и контроля внешнеэкономических связей и т.д. Отсюда их национальные валюты неизбежно оказываются по отношению к американскому доллару лишь разменными монетами. Почему и по каким экономическим законам это происходит, вряд ли кто объяснит, особенно в самих США. Зато многим в мире это уже не нравится. Объединившись в Европейский Союз, государства Западной и Восточной Европы создают, казалось бы, «сильную», т.е. вторую по значимости мировую резервную валюту. Однако и она является по отношению к доллару США такой же разменной монетой, как и национальные валюты других стран.

США прекрасно устроились, став монопольным владельцем мирового эмиссионного центра (мирового «печатного станка», если говорить проще) и мировой резервной валюты. Ясно поэтому, что свою экономическую и военную мощь они нарастили в основном за счет скрытых и принудительных займов («количественных смягчений» на их языке) у остальной части мирового сообщества, т.е. за счет других народов. Нынешний государственный долг США в несколько десятков триллионов долларов общеизвестен. И это только видимая часть айсберга. При этом реальное обесценение доллара – и скрытое, и явное – происходит не за их счет. Более того, финансовые спекулянты типа Дж. Сороса, вообразившие себя всесильными «алхимиками финансов», на этом только наживаются. Отсюда крайнее возмущение граждан большинства других государств, особенно тех, кто оказался за чертой так называемого «золотого миллиарда». Их национальные валюты еще более «шаткие», чем доллар США, что, однако, не мешает этим государствам и их центральным банкам (национальным «печатным станкам») грабить собственных граждан так же, как это делают США и их ФРС в отношении граждан всего мира. Отсюда всеобщая ненависть разгорается не только к мировым финансовым олигархам и администрации США, но и к собственным властям и доморощенным финансовым олигархам. Все это лишь разжигает огонь мирового социального конфликта, казалось бы, погасшего после второй мировой войны, но приобретающего теперь новые угрожающие формы. Исторические события, произошедшие в мире после глобального экономического кризиса 2008-2009 гг., лишь очередное тому свидетельство.

Обретя неограниченную финансовую власть над всем миром, США   повели борьбу за мировое господство во всех остальных сферах жизни мирового сообщества. Администрация США уже не скрывает мыслей об американской исключительности и своих намерениях стать «мировым государством и мировым правительством», что является лишь следствием их безраздельного господства в мировой финансовой системе. До тех пор пока мировой «печатный станок» находится в частных руках государства США, оно и дальше будет самым беспардонным образом попирать суверенитет других государств и народов. Причем диктат будет только усиливаться, что чревато глобальной гуманитарной катастрофой. Никакая «подушка безопасности» России и любой другой страны не способна противостоять мировому «печатному станку», а значит и глобальной диктатуре государства США так же, как каменный топор пулемету «Максим» или автомату Калашникова. Это по силам только новому эмиссионному центру, новой валюте и новой финансовой системе. Но их новизна должна состоять именно в том, что они уже не будут принадлежать какому-либо отдельному государству, а на самом деле станут мировыми – общими для государств, объединяющихся в новые экономические и таможенные союзы

С духовной и нравственной точки зрения, самым вопиющим безобразием является «валютный фетишизм» – всеобщее поклонение национальной валюте США, которая в непомерных количествах обращается внутри других стран. Мало того, что она обслуживает международный терроризм и теневой бизнес во всех их преступных проявлениях, так еще уничтожает национальную идентичность и духовность народов этих стран. Уважение граждан к собственной валюте и, соответственно, к собственному государству падает. Сначала притупляются, а потом и вовсе пропадают чувства патриотизма – чувства гордости за свою страну, любви к ее истории и культуре. В опустошенные души лезет всякая «чушь и нехристь», девальвируются и постепенно утрачиваются национальные нравственные ценности и религиозные традиции. Собственные валюты в глазах подавляющего большинства народов фактически превращены в разменную монету мировых резервных валют. При этом многие из них уже не только догадываются, но и «испытали на собственной шкуре», что сами стали разменной монетой в большой финансовой и военно-политической игре государств-владельцев этих валют. Отсюда растущая ненависть к ним известной части мирового сообщества, особенно арабского мира, множатся террористические организации, акты и военные конфликты. Урезонить все это и тем самым избавиться от всех безобразий, творящихся в современном мире, можно только уничтожив их экономические корни с помощью разумных и последовательных финансовых реформ. Среди них создание новой финансовой системы и новой мировой валюты являются ключевыми.

Итак, из всего сказанного выше объективным является лишь одно. В эпоху глобализации производства и обращения капитала величина стоимости, подобно физическим, химическим и прочим натуральным величинам, требует довольно точной меры. Современные национальные валюты, созданные естественноисторическим путем, не отвечают данному требованию и потому должны быть заменены новой, единой для всех, мировой валютой. Это была бы настоящая революция в экономике и организации общественного производства, подобная той, которую человечество совершило введением метрической системы мер в научно-технической сфере.

Находящийся в руках одного государства мировой эмиссионный центр, а вместе с ним и мировая резервная валюта – это вопиющие противоречие, выход из которого двоякий: либо разумно организованный, либо катастрофический. К сожалению, до настоящего времени международные события развиваются по второму сценарию. Многим кажется, что за всем этим стоит злая воля или коварный замысел государства США. Это неверно, потому что субъективно, а значит ненаучно. Все, что сделали США и другие государства за последние сто лет, является следствием объективного исторического процесса объединения экономики и политики в мировом масштабе, который, к сожалению, до сих пор развивается в антагонистических формах, характерных для всей писаной истории борьбы государств и классов. Таковыми формами как раз и являются все те безобразия, которые стали твориться в мире, начиная с первой мировой войны и кончая современными событиями на Украине. На протяжении этого периода США играли и продолжают играть лишь «первую скрипку», зачастую руками других государств и их руководителей. И на это у них были и есть все экономические основания. Следовательно, пути выхода из антагонистических проблем, которые порождает этот исторический процесс, следует искать не в ООН, Белом Доме или в Кремле, а в самом историческом процессе, который не только не зависит от чьей-либо воли, но и определяет ее, какой бы она ни была – доброй или злой.

Москва,

08 июля 2015 г.


-------------------------------------------------------------

Как создать новую мировую валюту?

  Основой всех форм товарного производства  («рыночной экономики») является процесс труда и образования стоимости, научное понимание которого позволяет правильно решить проблему создания новой мировой валюты. Такое понимание дает трудовая теория стоимости, созданная более 150 лет назад английскими, французскими и немецкими классиками политической экономии и увенчанная именем Маркса. Вольные или невольные попытки подвергнуть ревизии («переосмыслить», как это модно говорить сейчас), а то и вовсе дискредитировать эту теорию только множатся. Причем не только среди ярых противников, но и, что самое обидное, среди ее проповедников. При ближайшем рассмотрении оказывается, что дело не в самой теории, а в тех ее последователях, которые в течение десятков лет так и не смогли адекватно понять и применить ее в общественно-экономической практике тогда, когда исторически это стало возможным в целом ряде стран социалистической ориентации. Более того, невозможность применения этой теории в условиях «рыночной экономики» единодушно превращена в догму, которая совершенно несостоятельна в условиях современной (империалистической) стадии развития капитализма, когда на карту поставлена не идеология, а жизнь целых стран и народов. Вот и лежит трудовая теория стоимости до сих пор без дела на полках многочисленных библиотек, зато разговоров о ней масса, особенно после очередного ее «переосмысления» или «нового прочтения».

  Основные положения трудовой теории стоимости, необходимые для создания новой мировой валюты следующие:

  1) наличие прямой связи между товарной стоимостью и человеческим трудом, затраченным на производство товара – связи, которая существует независимо от чьей либо воли и сознания. Труд, овеществленный в товаре, и товарная стоимость – это лишь различные названия одной и той же субстанции – затрат одинакового человеческого труда в физиологическом смысле, т.е. затрат определенной части жизненной энергии, клеток, элементов и систем человеческого организма. А раз так, то очевидным становится тот факт, что 1 час живого труда, состоящего из 3600 секунд рабочего времени, превращается в 1 час овеществленного труда, состоящего из того же количества рабочих секунд или, что то же самое, из 3600 частей стоимости. В результате получаем уравнение:

3600 рабочих секунд = 3600 единицам стоимости                (1)

  2) реальные процессы, которые протекают за спиной частных товаропроизводителей (т.е. опять-таки независимо от их воли и сознания) по мере превращения одинакового человеческого труда в товарную стоимость. Таковыми процессами являются:

  - сведение (редукция) всех видов труда к простому среднему труду, как к единице их измерения. Следовательно, в товарной стоимости овеществлен только простой средний труд (далее – простой труд), т.е. уже сведенный к простому труду различный по сложности и протекающий в различных климатических, социальных, отраслевых и прочих условиях индивидуальный труд. Например, труд токаря шестого разряда, северного рыболова, шахтера, летчика, инженера и т.д. Это означает, что в одном часе их труда может содержаться полтора, два, три часа простого труда (разумеется, цифры здесь условные). Тот факт, что сведение различных видов труда к простому труду происходит стихийно и независимо от воли и сознания людей, отнюдь не означает, что данный общественный процесс не существует.

  - переход от физического масштаба рабочего времени, которым измеряется труд (в одном часе 3600 секунд), к метрическому денежному масштабу, в котором измеряется стоимость товаров (в одной денежной единице 100 разменных монет).

 Следовательно, уравнение (1) в пересчете на один рабочий час (3600/3600) и метрический денежный масштаб (3600/100) превращается в пропорцию:

1 час простого труда = 36 денежным единицам                  (2)

  Известно, что цена всякого товара – это денежное выражение товарной стоимости, а стоимость – овеществленный простой труд. Следовательно, цены всех товаров, как бы не отклонялись они от величины стоимости вверх или вниз, являются денежным выражением и стоимости, и овеществленного в товарах простого труда. Несмотря на различный характер простого труда в различных странах, в настоящее время, в условиях глобализации производства и обращения капитала, простой труд у подавляющего большинства стран так же одинаков, как водород во многих уголках вселенной. Следовательно, число 36 объективно является, во-первых, постоянным и, во-вторых, одинаковым и действительным практически для всех стран мира. Это и 36 рублей, и 36 долл. США, и 36 юаней, и 36 евро, и т.д. Сняв национальные мундиры с постоянной величины 36, мы получим ту же постоянную величину, но только в общих для всех стран денежных единицах. Следовательно, о чем говорит пропорция (2)?

  Во-первых, о том, что у стоимости нет национальности так же, как у электричества, гравитации и массы физических тел, а значит – о нелепости использования различных национальных валют.

  Во-вторых, о нелепости обмена одного масштаба цен на другой, т.е. одной национальной валюты на другую, следовательно, о нелепости существования, фиктивности и грабительском характере «валютных рынков». Особенно это наглядно, если обе части пропорции разделить на 36 (3600/36 и 36/36), в результате чего получится, что все национальные денежные единицы объективно представляют одну и ту же величину простого труда, а значит одинаковую величину стоимости:

100 секунд простого труда = 1 денежной единице              (3)

  Как видим, все национальные валюты равны по величине стоимости, которую они представляют, и различны как масштабы цен Следовательно, обмениваться национальными масштабами цен (национальными валютами) так же нелепо, как рулетками, одна из которых размечена в дюймах, другая – в сантиметрах. И это тем более понятно, так как сами по себе национальные валюты общественным богатством не являются.

  В-третьих, очевидно, что пропорция (2) является формулой стоимостного эквивалента рабочего времени, который можно и нужно было создать и применять в экономической практике СССР и других стран социалистической ориентации после мобилизационного периода 1917-1953 гг. и тем самым перейти к социализму, развивающемуся на собственной (непосредственно трудовой) основе. Подробнее об этом будет сказано отдельно, а пока лишь отметим, что все то, что в условиях всех исторических форм рыночной экономики происходит за спиной частных товаропроизводителей, при социализме делается заранее, т.е. сознательно и планомерно. Первым шагом в этом направлении как раз и является создание стоимостного эквивалента рабочего времени, вторым – планомерное сведение (редукция) различных видов труда к простому труду, третьим – планомерное определение трудового участия каждого в совокупном труде общества и т.д. вплоть до создания плана (проекта) социалистического производства в целом. Применительно к советскому рублю стоимостный эквивалент рабочего времени имел бы следующий вид:

1 час простого труда = 36 рублям                                         (4)

  Согласно трудовой теории стоимости действительными деньгами в условиях классического рынка было не золото как таковое (как металл), а его стоимость, а значит, общественно необходимое рабочее время, затраченное на его добычу, обработку и изготовление золотых монет. Отсюда каждая золотая монета имела две величины: физическую – фиксированный вес металла – золота,  (например, 30 г) и экономическую – общественно необходимое время, затраченное на ее производство (например, полтора часа). О физической величине золотых монет частные товаропроизводители были прекрасно осведомлены, потому и пользовались деньгами как масштабом цен в повседневной экономической практике вплоть до повсеместной отмены «золотого стандарта». Об экономической величине они долгое время даже не догадывались. Зато теперь о ней знают все – и ученые и деловые люди, потому и говорят: «время – деньги». А это и есть реальное представление о деньгах.  С этой точки зрения очевидным является и тот факт, что с превращением ссудного капитала, формой движения которого является кредит, в централизованный финансовый капитал, формой движения которого является рефинансирование, и, как следствие, с вытеснением золота из внутренних и международных расчетов, денежные единицы как бы зависли на полпути своего дальнейшего исторического развития. С одной стороны, они потеряли «золотой стандарт», с другой – еще не приобрели его в форме, адекватной их действительному содержанию – общественно необходимому времени, затраченному на производство всякого товара. Следовательно, «социальный заказ» на создание новой мировой валюты, о котором было сказано выше, по своей сути является заказом на создание обязательного для всех стоимостного эквивалента рабочего времени, т.е. эталона единицы реальной мировой валюты, каковым является рабочее время. Лучшей мировой валюты и пожелать нельзя, так как для всех народов земное время течет одинаково и везде измеряется в одних и тех же единицах – секундах, минутах, часах и т.д. По существу «заказ» мы уже выполнили, когда вывели формулу реально существующего (а не придуманного из головы) стоимостного эквивалента рабочего времени, который в таком непосредственном виде применим только в условиях социалистической экономики. Следовательно, осталось придать этому эквиваленту общественную форму, соответствующую современной рыночной экономике, при которой господствуют стоимостные категории, а не категории непосредственно общественного труда и непосредственно общественного рабочего времени. Это и будет эталон единицы новой мировой валюты для современных рыночных условий.




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...