Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"


среда, 12 августа 2015 г.

Владимир Першин: О необходимости реформы финансовой системы и создания "Финансовой вертикали государственного управления реальным сектором экономики"

1. О необходимости реформы финансовой системы

Концентрация и рост масштабов производства, централизация на его основе финансового капитала и создание централизованной банковской системы привели к ликвидации капиталистической раздробленности. Централизованная финансовая система – это простая форма финансового капитала, развернутая в государственном масштабе. Она стала огромным историческим достижением ХХ века, которое по своему значению сопоставимо лишь с образования централизованного государства и преодолением феодальной раздробленности в период средневековья. Однако, как и всякие достижения, они могут оборачиваться добром и злом. Топором, как известно, не только лес рубят, а атомную энергию используют не только в мирных целях. Точно так же дело обстоит с централизованным государством и централизованной банковской системой.

 Подобно тому, как государи в феодальную эпоху сосредоточили в своих руках чеканку монет, точно так же в ХХ веке образовались центральные банки, которые монополизировали и централизовали безналичное и наличное эмиссионное рефинансирование экономики и потому де факто обладают властью над всем реальным сектором. За последние полвека все это повторилось на глобальном уровне. В результате сложилась глобальная финансовая система, во главе которой, а значит и всей мировой экономики де-факто стоит государство и ФРС США. Внутри системы в иерархическом порядке сверху вниз располагаются приближенные к ФРС США банки (так называемые Топ-10 или Топ-20), все национальные экономики и их центральные банки, частные (транснациональные и национальные) компании и их банки и т.д. – вплоть до каждого индивидуального предпринимателя и его семьи. Россия и другие страны СНГ, в силу исторической отсталости своего технического, социально-экономического и политического развития, находятся ближе к основанию системы. Но благодаря своим геополитическим особенностям – обладанию значительной территорией и огромными природными ресурсами на фоне относительно небольшой и убывающей численности населения, они в глазах государств-лидеров мирового финансового капитала представляет собой нечто слабое и недостающее к их контрольному пакету активов, который всерьез и надолго обеспечил бы им реальное господство над всем миром. Но им очень мешает в этом обладание Россией ядерным оружием.

 В указанном выше естественноисторическом процессе становления и развития финансового капитала отставание России и других стран СНГ уже явно грозит их национальной безопасности. Преодолеть его можно лишь путем последовательного, разумного и организованного приведения экономического устройства и финансового законодательства Росси в соответствие с реалиями и тенденциями современного финансового мира. Этим она покажет пример другим странам СНГ и новым своим союзникам. Начинать, естественно, надо с самого слабого звена – с банковской системы, банковского и валютного законодательства.

 Как последняя на исторической лестнице, экономика централизованного и мирового финансового капитала господствует над простой и капиталистической рыночной экономикой, модифицируя собой в их особенностях. Это значит, что в современном финансовом мире давно нет классических денег, денежного и ссудного капитала, но есть финансовый капитал, принимающий формы денег, денежного и ссудного капитала. Даже бабушка с рублем, торгующая сегодня зеленью на городском рынке, держит в руках кусочек российского финансового капитала. А если, после визита в пункт обмена валюты, вместо рубля у нее в руках окажется доллар, то это уже кусочек мирового финансового капитала. Не замечать эти тонкости в быту можно, в экономической теории и практике – недопустимо.

Основной порок централизованной и мировой финансовой системы

 Одним из важнейших исторических итогов развития централизованного и мирового финансового капитала является ниспровержение монополии золота как денежного товара. Сначала это произошло внутри отдельных развитых стран (в основном между первой и второй мировыми войнами), затем – на международном уровне (в течение первой половины 70-х прошлого века). В настоящее время банковский сектор, образующий становой хребет финансовой системы, характеризуется следующими основными признаками:

 1)   централизацией банковского дела, кредита и безналичных расчетов;

 2)   наличием центрального банка и верховной банковской власти;

 3) монополией центрального банка на эмиссионное рефинансирование экономики в форме  безналичных кредитов и наличных банкнот;

 4) высокими информационными технологиями, сделавшими мировые экономические связи  вообще и межбанковские в особенности всеохватывающими и универсальными.

 Таким образом, централизованная финансовая система коренным образом отличается от централизованной денежно-кредитной системы, господствовавшей до отмены золотой денежной монополии (золотого стандарта). Первая базируется на монополии централизованного финансового капитала и, соответственно, на исключительном праве центральных банков на эмиссию кредитов и неразменных на золото банкнот. Вторая – на монополии золота как денежного товара и, соответственно, на монополии государства на чеканку золотых монет и эмиссию разменных на золото бумажных денег. Первая обходилась почтой и телеграфом, на службе второй – «всемирная паутина» – интернет вообще и межбанковский в особенности.

 Центральный банк – ядро централизованной финансовой системы. Он олицетворяет как бы два «станка». Первый осуществляет безналичное эмиссионное рефинансирование экономики, второй – наличное. Первый – это главный «станок», второй – производный от него. Следовательно, по мере расширения безналичной эмиссии, включается и тот «станок», который мы привыкли называть «печатным». Отсюда всякие обещания властей типа «печатный станок включать не будем» совершенно нелепы на фоне непрекращающегося рефинансирования – безналичной эмиссии централизованного финансового капитала

 Основным пороком современного центрального банка любой страны и финансовой системы в целом является потенциальная возможность чрезмерного эмиссионного рефинансирования экономики, которая реализуется финансовыми властями либо целенаправленно – с целью дарового обогащения, либо потому, что находится в неразумных руках. В обоих случаях негативные последствия такой финансовой политики совершенно одинаковы для всех государств. Отличительная особенность чрезмерной рублевой эмиссии в России состоит в том, что она применяется главным образом для формирования валютных резервов, а не для кредитования реального сектора экономики.

 Злоупотребление эмиссионным рефинансированием стало ближайшей причиной глобального кризиса – сначала финансового, а потом и системного. Все финансовые власти, которые увлекались таким рефинансированием, неуклонно вели к нему свои страны, потому что не совсем понимали, какой финансовой системой владеют, а если и понимали, то сознательно вредили делу. Наибольший вклад в глобальный финансовый кризис внесли финансовые власти США и ЕС, потому что являются владельцами мировых резервных валют и чрезмерная эмиссия им выгодна и экономически, и геополитически. 

 Почему начался глобальный финансовый кризис 2008-2009 гг.? Ближайшая причина лежит буквально на ладони. Это чрезмерное эмиссионное рефинансирование мировой и национальных экономик. Известен и главный зачинщик этого безобразия – ФРС США, буквально заваливший свою страну и весь мир дешевыми эмиссионными кредитами. Однако на официальных саммитах и в антикризисных программах правительств ведущих стран мира об этом не было сказано ни слова. Наоборот, все договорились спасать свои экономики той же безналичной эмиссией. Дело выглядит так, как если бы наркомана стали лечить наркотиками. Ясно, что ничего хорошего из этого не выйдет, кроме новой волны глобального финансового и системного кризиса, что, собственно уже и произошло в иных, но уже более жестоких формах.

 То же самое у нас в России. Тот факт, что внутри страны ЦБ РФ занимается теми же безобразиями, что и ФРС США по отношению ко всему миру, опять-таки замалчивается. Самыми вопиющими из них являются:

 1) покупка за эмиссионные рубли (за счет «эмиссионного станка») иностранной валюты;

 2) хронически высокая ставка рефинансирования, вследствие чего реальный сектор экономики  до сих пор сидит на голодном кредитном пайке.

 Согласно монетарно-рыночной догме, в которую с «дружественной» подачи «запада» продолжают слепо верить руководство ЦБ, национальный банковский совет и весь финансово-экономический блок российской власти, ставка рефинансирования не может быть ниже уровня инфляции. Это чисто рыночная догма, которая совершенно неправильна и потому губительна применительно к реальному сектору. Никто, однако, и слышать об этом ничего не хочет – ни власть, ни целая армия обслуживающих ее «профессоров вульгарных рыночных наук». Потому что согласно их «рыночноцентричному мировоззрению» рынок превыше и основа всего – производства, культуры, искусства, образования, здравоохранения, нравственных и духовных ценностей. Таким образом, все общественное производство жизни людей перевернуто ими с ног на голову. Отсюда у нас и соответствующие юридические законы. Пора покончить с этим губительным для страны вульгарно-рыночным ретроградством.

 По-своему страдает реальный сектор и в странах с дешевыми эмиссионными кредитами. Дело в том, что за последние 30 лет чрезмерная эмиссия финансового капитала породила целый класс финансовых паразитов, с точки зрения которых организовать производство, торговлю, банковское дело и получать классическую прибыль – это для простаков. А вот делать деньги из ничего – формировать фиктивные источники богатства, давать фиктивные кредиты, торговать ценами и колебаниями цен товаров и ценных бумаг (опционами) – вот это круто. А так как этот класс получает бешеные доходы, а в конечном итоге и соответствующую часть реального общественного богатства, то получается, что мы живем в некоем мире, в котором некие дельцы на вполне законных основаниях приноровились «впаривать» добропорядочной части общества товарные ценники в обмен на реальные деньги и реальные товары. Вся эта «алхимия финансов» под редакцией известных «гениев фиктивного капитала» есть разрешенное законом мошенничество, особенно процветающее в государствах-лидерах мирового финансового капитала. Оказалось, что заниматься им гораздо выгоднее, чем работать в реальном секторе экономики, поэтому в целом он неуклонно сокращается на «Западе» и дрейфует на «Восток». Одновременно загнивает и централизованный банковский сектор, поскольку движимая алчностью масса крупных предприятий и банков – как частных, так и государственных, оказалась втянутой в омут той же «алхимии финансов». Люди развращаются, желают потреблять, но не хотят зарабатывать реальным трудом и предпринимательством, привыкают жить в долг так, что берут кредиты, которые не способны вернуть и т.д. Это очень опасная тенденция, и чтобы переломить ее, действительно нужна коренная финансовая реформа.

Порочная практика эмиссионного рефинансирования в США, ЕС и России

1. Агрессивный и грабительский характер финансового капитала США и ЕС

 Рефинансирование – это форма движения финансового капитала. В настоящее время оно осуществляется центральными банками путем бухгалтерских записей определенных сумм стоимости на своих счетах. Затем в форме безналичных кредитов и посредством тех же записей эта сумма распределяется по корреспондентским счетам частных банков в соответствии с их потребностями в централизованных кредитах. И вот тут очень важно, куда эти кредиты пойдут дальше.

 Природа финансового капитала такова, что его эмиссия (выпуск) может осуществляться только в реальный сектор экономики. В остальных случаях финансовый капитал становится агрессивным, то есть средством дарового обогащения или, попросту говоря, грабежа. В этом отношении очень показательной является эмиссионная практика ФРС США. Бывший ее руководитель Гринспен, уйдя в отставку, искренне признался, что в течение своего 15-летнего правления сознательно забрасывал свою страну дешевыми эмиссионными кредитами. О том, что это делалось сверх потребностей реального сектора экономики, он, конечно, промолчал. Между тем объем эмиссии был таков, что переварить ее не мог не только мировой реальный сектор, но и огромный спекулятивный рынок мирового фиктивного капитала. В итоге глобальный кризис «перепроизводства» финансового капитала.

 С позиции отдельного предприятия или коммерческого банка грабительский характер такой финансовой политики совершенно не заметен. Например. Американский коммерческий банк, получив в рамках рефинансирования эмиссионный кредит по ключевой ставке 1%, отдает его под 3% процента американскому импортеру нефти. Последний покупает нефть, перерабатывает ее, продает готовые продукты на внутреннем рынке США, возвращает банку кредит с процентами и получает прибыль. Банк, в свою очередь, возвращает ФРС кредит с меньшими процентами и получает свою банковскую прибыль. Все в порядке, придраться не к чему, обычный бизнес. Однако с точки зрения государства США, рассматриваемого в целом, все выглядит совершенно иначе. Если вслед за импортом нефти не последовал равноценный экспорт американских товаров, то оказывается, что нефть приобретена государством США сначала как бы в долг, что фиксируется отрицательным сальдо торгового баланса. Последнее, а значит и долг, становятся хроническими. Следовательно, нефть в нашем примере продолжительное время остается полученной государством США даром. И так со всеми другими товарами, купленными якобы в долг. Точно также дело обстоит с эмиссионным финансированием федерального бюджета против долговых обязательства казначейства США. Все это находится вне контроля других государств. Но даже если предположить, что и хроническое отрицательное сальдо торгового баланса, и хронический дефицит федерального и местных бюджетов учитываются в США честно, а внутренний и внешний долг не списываются, а постепенно погашаются, то те десятки триллионов, которыми они измеряются – это лишь «видимая часть айсберга». Если в нашем примере с импортом нефти продукт ее переработки будет продан проамериканскому предприятию за рубежом, а еще лучше, если ее, не ввозя в США, закачать в резервные хранилища где-нибудь на территории стран дружественного ЕС, то получается, что эта нефть получена государством США абсолютно даром. При этом должниками окажутся европейские страны-импортеры нефти, что и покажет таможенная статистика. Аналогичные трюки, но уже в свою пользу, может проделывать ЕС в паре с теми же США. И так по всем каналам внешних экономических связей, причем не только чисто коммерческих и финансовых. Портфельные инвестиции (покупка акций) за рубежом – даром. Приобретение собственности в совместных предприятиях за рубежом (если она не подкреплена эквивалентным вкладом американского и европейского оборудования и технологий) даром. Финансирование «бархатных революций», зарубежной деятельности своих и проамериканских спецслужб, режимов и агентов – тоже даром. И это далеко не полный список. Возможности дарового обогащения у США и ЕС как владельцев мировых резервных валют поистине колоссальные. Реализуя их методично, они на самом деле могут даром выкупить весь мир «со всеми его потрохами» и тем самым обеспечить себе мировое господство. Разве не о таком господстве мечтали немецкие национал-социалисты накануне второй мировой войны, и разве не к тому же мировому господству стремятся теперь глобальные национал-социалисты США и ЕС?

 Появление в международном обороте лишней евро-долларовой массы – и наличной, и безналичной, в основном компенсируется инфляционным ростом мировых товарных цен, в результате чего все страны-участницы мировой торговли и их народы оказываются ограбленными не только в натуре, но и в стоимостном выражении, то есть в деньгах. Плавность роста цен обеспечивается своеобразной стерилизацией чрезмерной эмиссии мировых резервных валют, то есть оседанием ее в обязательных валютных резервах, формирование которых является жестким требованием, навязанным монетарно-рыночной доктриной США центральным банкам других стран. В итоге государства-простаки накапливают призрачное богатство, а США и ЕС – реальное.

 Во второй половине 80-х, то есть в период «рейганомики» и «перестройки», острие агрессивного финансового капитала США было направлено главным образом против СССР и других стран коммунистического блока, сыгравшее главнейшую роль в их развале. То же самое делают США сегодня против России и СНГ. Роль агрессивного финансового капитала США и олицетворяющей его мировой финансовой олигархии в кровавой истории ХХ века еще подлежит детальному историческому расследованию.

 Понимание огромных выгод от агрессивной эмиссии финансового капитала, постепенно пришедшее к государствам-лидерам бывшего Европейского Экономического Сообщества, позволило им добиться от США создания такого же механизма в Западной Европе, что и было реализовано посредством образования ЕС и переходом к единой европейской валюте. Таким образом, в настоящее время главным для США и ЕС является не наличие финансов в их казне, а получение свободного доступа к реальным мировым ресурсам, включая секретную информацию, мозги ученых, дефицитное стратегическое сырье и т.д. Вокруг обеспечения этой свободы вращается теперь вся их внешняя политика. Происходящее подтверждается проводимой США и ЕС международной политикой, которая у всех на виду.

 Агрессивный финансовый капитал является для современных США и ЕС самым эффективным орудием грабежа и осуществления глобальной политики «управляемого хаоса» и «разделяй и властвуй». В таких условиях никакое стратегическое партнерство, равноправное сотрудничество и добросовестная конкуренция, в том числе военная, с ними невозможна. В результате отношения между «Западом» и набирающим силу «Востоком» неуклонно обостряются, в эпицентре которых, в силу своих геополитических особенностей, находится Россия и другие страны СНГ. Отсюда угроза их безопасности возрастает в гораздо большей степени, чем где-либо. Выход из сложившейся ситуации возможен лишь путем создания адекватных финансовых механизмов противодействия и защиты.

        Финансовая олигархия и власти США и ЕС не теоретики. Им наплевать, в какой эпохе они живут – финансовой или монетарно-рыночной. Они прагматики, поэтому им также безразлично, каков характер финансового капитала – агрессивный или мирный. Главное, что он приносит им огромные экономические и политические дивиденды. С их точки зрения, это так же справедливо, как и обычная погоня за прибылью и властью, характерная для капитализма XVIII-XIX вв. Следовательно, с теоретической точки зрения, современные США и ЕС действуют в строгом соответствии с тем же основным экономическим законом капитализма, но только капитализма современной эпохи – эпохи мирового финансового капитала. Поменялась эпоха – поменялись и форма, и масштабы проявления этого закона, а также форма дохода, который называется финансовой или валютной рентой – этой своеобразной данью, которой США и ЕС, являясь монопольными владельцами мировых резервных валют, обложили весь остальной мир.

      США и ЕС ведут большую финансовую и политическую игру, но это их большой бизнес и их большая политика. Никого в этот бизнес и в эту политику они пускать не собираются, особенно из числа тех государств, которые кормят этот бизнес и потому являются главными объектами их большой политики. Следовательно, предлагать (1) «косметический ремонт» мировой финансовой системы, не меняя фундаментальных принципов ее функционирования (2) ввести наряду с двумя мировыми резервными валютами еще три или четыре (3) создать под них новые частные, а не общие для всех стран-союзников финансовые центры, скажем, в Москве, Пекине, Нью-Дели и т.д., было бы, по меньшей мере, наивно. Потому что это равносильно предложению расширить круг мировых грабителей, за счет тех, кого грабят. Это так же нелепо, как если бы несколько наемных работников обратились к своему хозяину с заявлением, что они тоже хотят стать хозяевами и поэтому предлагают ему немного «подвинуться» и отдать часть бизнеса. Вот такие и подобные нелепости вкладывают сегодня в уста высших руководителей России экономические советники с «рыночноцентричным воззрением» на современную эпоху централизованного и мирового финансового капитала.

2. Грабительский характер централизованного финансового капитала РФ

 Грабительская финансовая политика США и ЕС отрицательно сказывается на странах, внутри которых наряду с национальной валютой обращаются доллары и евро. Происходит это из-за того, что центральные банки этих стран свободно продают и покупают доллары и евро на своих валютных биржах, казалось бы, с благими намерениями – создать валютные резервы и поддержать стабильность курса национальной валюты. Однако, делая это за счет эмиссии финансового капитала, они, с одной стороны, оказываются вольными или невольными пособниками грабительской политики США и ЕС, с другой – уподобляются им, то есть грабят собственный народ так же, как США и ЕС весь мир.

 Вот как это происходило у нас. Известно, например, что с 2000 по 2008 гг. ЦБ РФ зарезервировал порядка 600 млрд. долл. США, что составляет около 17 триллионов в рублевом эквиваленте по среднему валютному курсу за этот период. Очень простая операция, которая, согласно известным экономическим канонам, осуществляется в следующем порядке. Минфин от лица правительства ежегодно заказывает ЦБ сформировать определенную сумму валютных резервов, для чего предусматривает соответствующие статьи в доходной и расходной части федерального бюджета – совершенно так же, как для формирования всяких государственных резервов – например, сырой нефти, нефтепродуктов, того же золота и даже говяжьей тушенки. При этом статьи доходной и расходной части формируются, как правило, за счет взимаемых ввозных и вывозных таможенных пошлин. Если вывозные пошлины взимаются в долларах и евро, то иностранная валюта может прямо направляться в валютные резервы. Но суть не в этом, а в том, что формирование валютных резервов должно осуществляться только за счет заранее запланированных в госбюджете средств, что у нас никогда не делалось. Купить столько иностранной валюты за счет собственных средств ЦБ не в состоянии. Следовательно, остается один путь, сделать это за счет эмиссии финансового капитала, то есть за счет эмиссионного станка, печатающего не банкноты, а голые суммы финансового капитала на счетах центрального и частных банков. Второй станок, печатающий банкноты, включают только после первого, и не замечать этого – огромная ошибка.

 Итак, в течение 8 лет Банк России, покупая иностранную валюту, ежегодно вбрасывал на внутренний рынок страны как минимум по 2 триллиона рублей, однако равноценная товарная масса на тот же рынок не поступала. Как же тут не быть инфляции? Получается, что ЦБ сам создавал инфляцию, сам с ней боролся, сам же ссылался на ее высокий уровень, обосновывал этим высокую ключевую ставку (ставку рефинансирования), блокируя тем самым поток кредитов в реальный сектор экономики. Вот такое у нас «экономическое чудо» от ЦБ и экономического блока правительства.

 Если бы эмиссионный финансовый капитал с самого начала рыночных реформ в России направлялся не на покупку иностранной валюты, а в реальный сектор экономики, то никакой инфляции никогда бы не было. Не было бы и финансового кризиса 1998 г. Но это не могло получиться в принципе, так как из-за высоких ставок рефинансирования, изначально измерявшихся сотнями и десятками процентов, эмиссионные рубли попадали только на валютную и далее на фондовую биржу. В «западном мире», где ставки рефинансирования низкие, эмиссионный финансовый капитал, прежде чем попасть на биржи, сначала насыщал реальный сектор, в России – не доходя до него. Так было на всем протяжении рыночных реформ. Поскольку Россия переживала своеобразный период первоначального накопления капитала, то фиктивный финансовый сектор еще не загнивал и не извращался так, как в США и ЕС. Наш банковский капитал еще только концентрировался, скупал по низким ценам реальный сектор и брал власть над ним. Реальный сектор, взирая на банковский, тоже не хотел отставать. Но как разбогатеть, если кредитов нет, а маховик производства еле-еле крутится? Поэтому воровали, приватизировали, отнимали, делили и распродавали все подряд, создавая некую иллюзию рыночного процветания. Что касается финансовых властей, то им очень нравилось покупать иностранную валюту за счет эмиссионного станка. Но где ее взять? Экспорт сырья только набирал свои обороты, цены на нефть и газ тогда были очень низкие, а львиная доля экспортной выручки частных компаний в страну не переводилась.  Оставалось одно – просить валюту у западных кредиторов и бегать по всему миру с протянутой рукой в поисках инвестиций, что и делали и продолжаем делать до настоящего времени. Инвестиций было мало, в долг давали все меньше и меньше, а рублей выпустили массу. Вот тогда и придумали ГКО в качестве средства дополнительного привлечения в страну иностранной валюты, с одной стороны, и стерилизации лишней рублевой массы – с другой. Дефолт по ГКО стал началом финансового кризиса 1998 г., главной причиной которого была проводившаяся с самого начала монетарно-рыночная политика. Коренная ошибка ее состояла в том, что главный упор был сделан на интеграцию в мировую экономику, следовательно, на развитие внешнего, а не внутреннего рынка и отечественного производства. Отсюда до тех пор, пока продолжается монетарно-рыночная политика, будет сохраняться сырьевая направленность экономики, отсталость и медленная работа производственного сектора, прикладной и фундаментальной науки и т.д. и, как следствие, масса проблем во всех остальных сферах жизни общества. Продолжая и далее эту же политику, избавиться от сырьевой направленности экспорта и эффективно развивать собственные высокие технологии невозможно.

 После кризиса 1998 г. экономическая политика России осталась монетарно-рыночной – это правда. Но сначала это было логично – страна стояла на грани распада, и экономику трогать было нельзя. Надо отдать должное руководству страны, сумевшему сохранить целостность государства и укрепить вертикаль политической власти. Здесь Владимир Путин и известная часть его команды проявили себя настоящими государственниками. Но государственность в политике так и не была подкреплена государственностью в экономике. Не в смысле ее огосударствления, а в смысле перехода от раздробленности к единству национального капитала, то есть к единству банковского и реального сектора страны с финансовой вертикалью государственного управления реальным сектором и с целевым его финансированием через ведение специальных краткосрочных, среднесрочных долгосрочных финансовых счетов предприятий. От собирателей земель русских мы так и не доросли до собирателей российского финансового капитала. В этом главное противоречие нашей внутренней политики последних 15 лет.

 Одной из основных причин того, что не удалось поменять экономический курс, стал небывалый рост цен на энергоносители, создавший иллюзию процветания страны. Голова у финансовых властей вновь закружилась, глаза затуманились «зеленой пеленой» и все пошло по прежнему экономическому курсу. Опять включили эмиссионный «станок» со всеми вытекающими негативными последствиями.

 Наши финансовые власти совершенно не замечают или не хотят замечать, что когда они включают эмиссионный «станок», то тем самым берут скрытый, безвозвратный и беспроцентный заем у своих граждан на сумму, эквивалентную покупаемой валюте. Заем может быть возвращен, если вслед за эмиссионными рублями на внутренний рынок будет вброшена и продана эквивалентная товарная масса. Ее может произвести реальный сектор, но финансовый капитал, выпущенный эмиссионным «станком», он не получал. Есть другой вариант – финансовые власти могли за купленную валюту приобрести товары за рубежом, вбросить их на внутренний рынок, получить выручку и тем самым расплатиться с народом и реальным бизнесом. Это никогда не делалось. Сколько копий сломали, сколько голов разбили в спорах, тратить или не тратить валютные резервы. Но экономические законы не обманешь. Огромная масса эмиссионных рублей расползалась по всей стране, вследствие чего возникал инфляционный рост цен на всех рынках – товарных, фондовых, валютных, недвижимости, земли т.д. А раз растут цены, растут прибыли банков, предприятий и даже заработные платы. Растет и масса собираемых налогов, образуется профицит федерального и даже ряда местных бюджетов. В итоге создается иллюзия экономического процветания, картину которого портит лишь растущая инфляция, явная и скрытая безработица, бедность населения и масса других острейших и непонятно откуда возникающих социальных проблем.

 Финансовые власти «накладывают лапу» на профицит федерального бюджета и формируют из него рублевый стабилизационный фонд. Банки и предприятия несут часть осевших у них эмиссионных рублей на ММВБ, которые тот же ЦБ, «борясь» с инфляцией и за стабильность рубля, покупает за иностранную валюту. Тем самым операция завершается и практически весь нарисованный на счете ЦБ финансовый капитал, превратившись в реальные денежные средства, возвращается опять в ЦБ. Браво, «контора пишет» и власти довольны, потому что:

 а) ЦБ осуществил эмиссию финансового капитала и превратил его не только в реальные финансы (рублевый стабилизационный фонд), но и в иностранную валюту («подушку безопасности» г-на Кудрина), существенную часть которой вложили в ценные бумаги США. Еще не один генерал российской армии даже в кошмарном сне не додумался снять с боевого дежурства баллистические ракеты и сдать их в аренду или на склады НАТО. В то время как аналогичная операция наших «финансовых генералов», считается непревзойденным искусством мировой финансовой политики.

 б) предприятия и банки приобрели за часть эмиссионного финансового капитала иностранную валюту и, вдохновленные примером финансовых властей, вывели существенную ее часть за рубеж.

 В прогаре остались только обычные граждане и их Родина-мать, потому что на самом деле произошло следующее:

 1) ЦБ взял скрытый, безвозвратный и беспроцентный рублевый заем у граждан и купил на него доллары и евро.

 2) на купленную иностранную валюту финансовые власти не приобрели товары на внешнем рынке и не ввезли их в страну. Следовательно, страну и ее граждан ограбили в натуре, то есть на соответствующую величину физического объема вывезенных, но не ввезенных обратно в страну товаров.

 3) граждане и предприятия через механизм инфляционного роста цен оплатили более высокие цены, налоги, банковские проценты и т.д. и задним числом из собственного кармана сформировали рублевый источник приобретения валюты. Иными словами, граждане и предприятия, ничего не подозревая, сделали добровольный взнос в рублевую «подушку безопасности», являющуюся теперь рублевым покрытием валютной «подушки безопасности». Таким образом, их ограбили еще и в деньгах.

 Без рублевого покрытия тратить валюту было нельзя. Но когда это покрытие было сформировано, пусть даже таким сомнительным способом, то и тогда никого не послушали – даже известных академиков. Реальный сектор, не видавший достаточных рублевых кредитов и инвестиций, не увидел их и в иностранной валюте. Был момент, когда министр финансов г-н Кудрин предложил рублевое покрытие валютных резервов (стабилизационный фонд в рублях) потратить на ту же пресловутую покупку иностранной валюты. «Полный атас» и только.

 Итак, главным пороком современной финансовой системы в России и в мире является возможность чрезмерного эмиссионного рефинансирования экономики, которая реализуется властями либо сознательно – с целью дарового обогащения и удержания национальной (а для США и глобальной) власти, либо потому, что находится в некомпетентных или неразумных руках. В обоих случаях крайне негативные последствия такой финансовой политики очевидны. Глобальный финансовый кризис 2008-2009 гг. прямое тому доказательство. Злоупотребление эмиссионным рефинансированием стало ближайшей его причиной. Все финансовые власти, которые увлекались таким рефинансированием, неуклонно вели к нему свои страны. Наибольший вклад в глобальный финансовый кризис внесли и продолжат вносить финансовые власти США и ЕС, которые являются собственниками мировых резервных валют и которым чрезмерная эмиссия выгодна и экономически, и геополитически.

2. О необходимости создания "Финансовой вертикали государственного управления реальным сектором экономики"

 Сегодня не только выдающиеся мировые религии, но и сама экономика финансового капитала отрицает ссудный капитал и ссудный процент, следовательно, отрицает она и банки как кредитные организации. А это уже более чем серьезно. Потому что данный исторический процесс совершается так же естественно и по таким же объективным законам, как и всякий процесс в окружающей нас природе, т.е. независимо от нашей воли и сознания. Подчинимся мы этим историческим законам так же сознательно, как и законам природы, или будем и дальше действовать наперекор им – вот в чем главный философский вопрос текущего исторического момента. Происходящее отдельно в каждой стране и на мировом уровне фактическое сращивание централизованного банковского сектора с реальным сектором экономики, превращение первого в централизованную и всеохватывающую финансовую вертикаль власти над вторым – такова неумолимая реальность и основная тенденция современного финансового мира.

 Важнейшее преимущество экономики, основанной на финансовом капитале, над экономикой, основанной на ссудном капитале, состоит в том, что она не требует реального денежного капитала как средства обращения всего капитала реального сектора. Последнее может обеспечиваться безналичной эмиссией финансового капитала, осуществляемой снизу доверху централизованным банковским сектором посредством бухгалтерских записей на финансовых счетах предприятий реального сектора, против их бизнес-планов и под низкие проценты. Финансовая форма экономики уже давно существует наряду с другими ее формами (моделями) и так же стара, как государство с его централизованной казной. Следовательно, современные казначейства и министерства финансов, государственные и местные бюджеты, финансирование бюджетных организаций против их планов и смет затрат и т.д. – все это финансовые формы экономики. Со второй половины XIX века они стали активно применяться крупными частными банками и в реальном секторе. Вместе с этим возникли и ее важные элементы (например, финансирование кредитов, предоставляемых против бизнес-планов, строительных и прочих проектов). Повсеместное создание централизованных банковских систем с верховной властью центральных банков сделало форму финансовой экономики всеобщей, что, в свою очередь, породило такой феномен, как «рефинансирование банковского сектора центральным банком», который как раз и является формой движения финансового капитала, пришедшей на смену кредиту, как форме движения ссудного капитала. Тот факт, что наше правительство не замечает «финансовую модель рыночной экономики» и практически не пользуется ей в реальном секторе, отнюдь не означает, что она не существует. За всю историю современной России мы еще ни разу как следует не воспользовались преимуществами централизованного эмиссионного финансирования реального сектора. До сих пор наши «финансовые генералы» вольно или невольно игнорируют не только «железную» логику финансовой истории вообще и эпохи ХХ века в частности, но и вопиющие исторические факты. Царская Россия вряд ли построила бы КВЖД без 30-процентного эмиссионного финансирования государственным (имперским) банком, во всяком случае, это было бы крайне затруднительно. Если бы США, Советский Союз и целый ряд стран не пользовались таким финансированием, то не появился бы известный «план Маршала», не поднялись бы так скоро из руин послевоенные Европа и СССР, не было бы «экономического чуда» Германии, Японии, «азиатских тигров», Тайваня и, наконец, современных Китая и Индии. Вот только к нам, в нынешнюю Россию, это чудо никак не приходит.

 Природа финансового капитала такова, что его эмиссия может осуществляться только в реальный сектор. Только его капитал является реальным источником финансового капитала. Только в реальном секторе финансовый капитал оплодотворяется производимыми товарами. В остальных случаях эмиссия финансового капитала осуществляется как бы «из пустого кармана», безмерно раздувает стоимость реального богатства и потому вольно или невольно становится средством разрушения финансовой системы, катализатором системных кризисов, орудием дарового обогащения и инструментом агрессивной политики и геополитики. Следовательно, чтобы разумно воспользоваться преимуществами централизованной финансовой системы в полном объеме и при этом не допустить чрезмерной эмиссии финансового капитала и массы безобразий, творящихся сегодня в финансовой сфере вообще и на рынках фиктивного капитала в особенности, эмиссионное финансирование реального сектора должно быть не только централизованным, но и строго целевым. Причем как внутри отдельных государств, так и на международном уровне. В противном случае преимущества современной финансовой системы будут циклически превращаться в ее пороки, разрушать и отбрасывать весь мир назад посредством циклических волн глобального системного кризиса. В настоящее время мы переживаем вторую его волну.

 Анализ сущности финансового капитала показывает, что, при правильном подходе к делу, для обращения капитала в реальном секторе его предприятиям не требуется никаких накоплений собственного денежного капитала и привлечения за высокие проценты ссудного капитала частных банков для финансирования своего оборота. Достаточно разумно и за довольно низкие проценты организовать систему централизованного и целевого финансирования оборота всего промышленного и торгового капитала страны, т.е. «финансовую вертикаль государственного управления реальным сектором экономики».

 Поскольку централизованное и целевое финансирование предполагается осуществлять строго против производственных и торговых планов предприятий реального сектора, то нынешнее «эмиссионное рефинансирование» центральных банков, которое по своей сути является рыночным, а по форме – беспорядочным, превращается соответственно в планомерное, упорядоченное государством финансирование. Поэтому последнее будет правильным называть «планомерным финансированием». Важно также иметь в виду, что «государственная финансовая вертикаль» в реальном секторе создается не путем национализации имущества банков, а посредством национализации их деятельности. Только посредством такой национализации в условиях священного права частной собственности всех банков и их клиентов можно обеспечить бесперебойное обращение всего отечественного капитала в полном соответствии с его краткосрочными и долгосрочными циклами. Это позволит максимально раскрутить маховик отечественного производства, что само по себе уже даст огромный экономический эффект. Обеспечение бесперебойного обращения отечественного капитала должно стать главной задачей ЦБ РФ вместо нынешней его главной задачи – «поддержание стабильности курса национальной валюты».

 Природа не производит бриллианты, а только алмазы, которые, благодаря труду ювелиров, знающих свое дело, становятся бриллиантами. Точно так же история не создает идеальные экономические формы (модели) в чистом виде. Лишь благодаря труду экономистов, знающих свое дело, существующие экономические формы (модели), возникшие естественноисторическим путем, доводятся до совершенства и предлагаются к применению в экономической практике. Именно такой моделью является «государственная финансовая вертикаль». С одной стороны, она максимально очищена от примесей отживающих свой век экономических форм, с другой – то, что в исторических формах финансового капитала содержится в виде тенденции и явного намека на будущее, доведено в ней до совершенства, какое только возможно в условиях современной рыночной экономики.  Иными словами, «государственная финансовая вертикаль» – это благородный сплав теории и практики всех форм финансового капитала эпохи ХХ века, предлагаемый к применению в государственном масштабе.

Статья любезно предоставлена сайту Политкомиссии автором

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...