Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"


понедельник, 13 февраля 2017 г.

Алёна Агеева: Марксистское понимания фашизма как особой формы власти буржуазии при особых условиях

Многие, наверное, уже неоднократно замечали, что слово «фашизм» в современной политической публицистике имеет крайне расплывчатое значение. Оно зачастую используется в качестве ругательства, для того, чтобы опорочить оппонента. Уже несколько десятков лет, для большинства людей в России, слово «фашизм» — это политический синоним зла, изуверства, крайней жестокости. И даже на бытовом уровне «фашист» — это обидное оскорбление. Зачастую на это делают расчет политики, изобретая новые термины вроде «либерального фашизма», «красного фашизма» и других. В результате общественное сознание все сильнее отдаляется от правильного научного определения фашизма. В сегодняшней коммунистической прессе фашистом может быть назван любой враг коммунизма. Что неверно.

Есть серьезные идеологические ошибки. Коммунисты сегодня готовы поддерживать любую силу, выступающую против политики конгломерата западных империалистических стран во главе с США. Симпатии ко всем врагам США, включая и различных буржуазных диктаторов, оправдывается тем, что США и их сателлиты осуществляют фашистскую политику. А значит, необходимо единение всех антифашистских сил, подобно антигитлеровской коалиции и политики народных фронтов.

Фашизм – это политическое течение крайне правого толка, выражающее интересы империалистической буржуазии. Фашизм в идеологии использует расизм, национализм в шовинистической форме, милитаризм, выступает поборником эскалации насилия против рабочего движения и всех неугодных своей политике. Идеология фашизма свято соблюдает неприкосновенность частной собственности монополистической буржуазии и ее прибылей.

Фашизм, в качестве политики буржуазного государства – это открытая террористическая диктатура империалистической буржуазии, направленная на экспансию и (или) защиту капитализма от рабочего движения и особенно коммунистов.

На деле диктатура монополистической буржуазии принимает форму фашизма для разгрома коммунистического влияния в рабочем движении и для крайних форм конкурентной борьбы — экспансии, передела мира между империалистами.

Нацисты (национал-социалисты) – члены буржуазной Национал-социалистической рабочей партии (НСДАП). Это немецкие фашисты, задачей которых был разгром рабочего движения Германии, коммунистической партии и развязывания мировой войны за прибыли монополистов Германии.

При капитализме господствует буржуазная идеология. Она вытекает из самого существования человека в рамках капиталистических отношений. Над людьми господствуют общественные силы, которые они не способны объяснить. Интеллигенция – прослойка общества, занятая в сфере умственного труда, на службе у буржуазии, выдумывает сотни тысяч способов оправдать глупость, нерациональность и бессмысленность рыночных, товарных отношений на базе частной собственности. В условиях наемного труда, которые не дают трудящимся возможности полноценного разностороннего образования, пропаганда буржуазной идеологии во всяких разных вариациях с научных кафедр, церковных алтарей, с книжных страниц, газет, журналов, телевидения и интернета, создает общественное мнение о безальтернативности капитализма.

В своем обыкновенном положении буржуазия осуществляет свою неограниченную диктаторскую власть в форме буржуазной демократии. Парламент, президент, выборы, конкуренция политических партий и прочая видимая шелуха, за которой скрывается политика интересов монополистов. Буржуазно-демократическое устройство государственной власти монополистов предпринимателей помогает и идейно заговорить пролетариат красивыми словами о народовластии.

Но когда в обществе набирают мощь силы отрицания частной собственности, для ее спасения буржуазным государством отбрасывается демократия, и диктатура капиталистов является в своем обнаженном виде – в виде открытой диктатуры — фашизма.

То есть фашизм – это не новая идеология буржуазии, а та же старая, основанная на «священном праве» частной собственности, но лишенная демократического прикрытия, по сути, фантика для дураков. Фашизм – это метод осуществления господства буржуазии, который может быть применен буржуазией под угрозой революции и для экспансии против международных конкурентов. Поэтому определение, данное фашизму Коминтерном, указывает именно на это: Фашизм – открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала, особая форма классового господства буржуазии.

«Международный фашизм», который якобы распространяют империалисты буржуазно-демократических стран путем агрессий против конкурентов – это такая же химера, как и международный терроризм. Ложь о международном терроризме (мы не отрицаем такого явления, но считаем его всецело зависимым от конкурентной борьбы между разными предпринимателями внутри одной стран, между предпринимателями разных стран с целью передела прибылей, границ государств и захвата государств) нужна империалистической буржуазии, чтобы выдумывать повод для вмешательства во внутренние дела других государств, вплоть до агрессии. Понятно, зачем империалистам требуется эта химера.

Непонятно, какую пользу рабочему классу и его партии может дать ошибочный теоретический вывод: «Фашизм на экспорт – это неприкрытая, игнорирующая все законы и нормы международного права террористическая империалистическая политика насилия и кровавого решения вопросов обеспечения интересов мирового империализма, ядром которого выступает финансовый капитал. Это современная форма фашизма».

Ради звонкой фразы – «фашизм» — были забыты такие истины:

фашизм возникает как способ осуществления диктатуры буржуазии в конкретном буржуазном государстве, где власти буржуазии угрожает поражение;

— политика любого империалистического государства всегда направляется на обеспечение интересов своей империалистической буржуазии прежде всего. Вектор этих интересов может совпадать с вектором интересов других империалистических государств, но только лишь для того, чтобы затем добытый успех направить против мнимого союзника;

мировой (международный) империализм – всего лишь сумма конкурирующих интересов империалистических государств, каждое из которых изображает общий интерес, чтобы под этим прикрытием потеснить остальных на мировом рынке, а еще лучше – устранить конкурента;

— империализм задолго до разлома СССР проявлял крайнюю агрессивность и более чем открыто попирал так называемые «нормы международного права» и игнорировал даже буржуазную законность. Надо ли напоминать?

Более того, как раз не сегодня, а в годы «Холодной войны» империалистическая политика США была наиболее реакционной. В борьбе с коммунизмом империалисты поддерживали все силы, вплоть до откровенных неофашистов. В частности, военные диктатуры (в Чили), исламских радикалов, проповедующих фактическое возвращение в средневековье (в Афганистане). Тогда как сегодня, поссорившись с некоторыми былыми союзникам, США проводят политику, имеющую не такие однозначные последствия с точки зрения интересов коммунистического и рабочего движения. Нужно уметь отличать ситуации – или существует форпост мировой революции СССР, или нет.

«Совершив агрессии против Югославии, Афганистана и Ирака, в своём обозе янки привезли банды мародеров и предателей. Чтобы придать видимость законности правлению своих гауляйтеров, провели «свободные выборы» в условиях военной оккупации. Террористическую диктатуру финансовый капитал США накрыл внешне «демократической» шапкой». – пишет Фетисов с публицистической яростью. Однако разве в результате действий США не была уничтожена власть мракобесов-талибов в Афганистане и истреблявшая коммунистов диктатура Саддама Хуссейна? Как бы то ни было, но коммунисты этих стран после установления проамериканского режима перестали подвергаться систематическим репрессиям, смогли выйти из подполья и вести легальную деятельность. Да, со всеми «прелестями» буржуазной демократии, отягощенными оккупацией. Тем не менее, неоспоримо, что действия США имели, наряду с отрицательными (разрушения, гибель людей), и положительные последствия для трудящихся данных стран. Это надо понимать, и не впадать в огульный антиамериканизм. Для коммунистов нужно выбирать, какой из режимов слабее – режим Саддама или оккупационный режим США. А в вопросе войны в Ираке нужно стоять за борьбу иракских пролетариев против и внутренней буржуазии (антиамериканских реакционеров), и внешней буржуазии (США и коалиции).

Как правило, часть капиталистов, ориентированная на США, мобилизует массы против власти других капиталистов, не соответствующих интересам США. В условиях поражения социализма, ослабления мирового коммунистического движения предприниматели пока что могут не бояться, что массы выйдут из-под их контроля и свергнут власть всех буржуазных группировок. Поэтому трудящиеся, недовольные существующим положением, становятся «ударной силой» верхушечного буржуазного переворота, меняющего персоналии у власти, но нисколько не затрагивающего сущность капиталистической системы.

Делом коммунистов борьба против компрадорской буржуазии становится только тогда, когда стоит вопрос уничтожения феодальных пережитков. Компрадоры превращают свои страны в «банановые республики», не дают развиваться капиталистическим отношениям. Тогда коммунисты блокируются с национальной буржуазией за национальный суверенитет, против империалиста. В иных случаях, если нет остатков феодальных отношений и нет каких-то особых условий в плане национального характера (отсталости, национальной ущемленности и прочего), то следует смело быть за чисто пролетарскую линию — против всякой буржуазии, за революцию и социализм. Ведь существо эксплуатации говорит нам, что любой буржуа будет выжимать из пролетария все, что сможет. А практика России показывает, что если буржуа той же национальности, что и пролетарий, то он считает, что имеет моральное право делать это изощренно и беспощадно.

И та, и другая сторона в «оранжевой революции» обычно включает в себя самые разношерстные силы – от левых реформистов до крайне правых реакционеров. Фашисты также присутствуют в обоих лагерях. К примеру, в ходе «оранжевой революции» на Украине прозападные националисты и неофашисты («бандеровцы») поддерживали «оранжевого» Ющенко, а «пророссийские» фашисты ("рашисты"), ориентированные на «славянское / евразийское единство» — «синего» Януковича.

Последствия победы «оранжевых» проамериканских сил также различные для коммунистического движения. Сама обстановка раскола буржуазного класса, постоянной распри в нем, выгодна для коммунистов. Ведь это ослабляет власть капиталистов, не позволяет «закрутить гайки», вынуждает сохранять достаточно широкий спектр буржуазно-демократических свобод. Нет ни одного примера, когда апокалиптические предсказания борцов с «оранжевой угрозой» сбылись бы, и «оранжевые» действительно привели бы к власти фашистский режим. Поигрались с Бандерой — «героем Украины», и делу конец. А украинский пролетарий в большинстве своем как говорил по-русски, потому что это обусловлено хозяйственными связями и культурным уровнем, так и говорит. Как ненавидел свое положение наемного раба, так и ненавидит.

Поэтому необоснованны и все призывы «сплотиться против оранжевой угрозы», которые мы слышим от самых разных сил – придворных кремлевских «державников», националистов, левых «патриотов» (часть КПРФ, «Муть времени» С.Кургиняна). «Оранжевые» в России – это часть мелкой и средней буржуазии, а также идущая за ними прозападная интеллигенция, выражающая интересы американского и европейского империалистического капитала. Массовой социальной базы за пределами Москвы и Санкт-Петербурга они не имеют. Потому и говорить всерьез о перспективе «оранжевой революции» в России пока не приходится.

Тут вопиющее противоречие в самой постановке вопроса. Если у власти в России действительно компрадорская буржуазия, то против кого же она хочет организовать «цветную революцию»? Против самой себя? Но самое главное, что сегодня в России империалистическая буржуазия налицо. Она слабее буржуазии США и Евросоюза, но постепенно усиливается, наращивая аппетиты. От этого и «патриотическая» истерия в СМИ, поиск «иностранных агентов» среди оппозиции, отвратительная трагикомедия с «законом Магницкого» и запретом на усыновление российских детей гражданами США. Левым «антиоранжевым» работы почти и не осталось – с ней прекрасно справляется и сам Кремль.

Португальские и греческие коммунисты, относительно Бейрутской конференции, абсолютно правы. «Фашизм на экспорт», абсолютизация угрозы американского империализма, наклеивание ему ярлыка «фашизма» служит укреплению патриотических иллюзий среди пролетариата других стран, создает основу для надклассового единения. Буржуазия Греции, Португалии, да и России всю ответственность за бедственное положение трудящихся может сваливать на «злодейскую Америку» или Евросоюз. Демонизируя западный империализм, умалчивая о российском империализме, о деятельности фашистских организаций в России, коммунисты как раз и рискуют сбить трудящихся с пути классовой борьбы, отдать лозунг антифашизма в руки сторонников капитализма.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...