Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"


среда, 26 июля 2017 г.

Александр Волынский: Необходим классовый или функционально-дифференцированный анализ социума?

Маркс, когда выдвигал классовую борьбу на первое место, имел достаточно частный пример борьбы буржуазии с феодальной аристократией. Ликвидация земельной аристократии была знаковым процессом во всех странах переходящих к модернизации. Но ведь ликвидация класса феодалов - это вовсе не причина модернизации, а следствие превращения земли в капитал. Огораживания проводила не буржуазия, но сами феодалы, когда появилась возможность от натурального перейти к товарному хозяйству.

Еще раз повторю, классовое сознание - это сознание своего статуса, а не детерминанта политического действия. Политическое действие определяется личным интересом в ходе борьбы за власть, но личный интерес у представителей одного класса может быть очень разным.

Ну как буржуа, будучи явным меньшинством, могли бы удерживать власть если бы их не поддерживало большинство? Даже феодализм держался не столько на прямом насилии сколько на убежденности в естественном иерархически-сословно-кастовом порядке. Порядок разрушает не классовая борьба, а изменения способа производства.

Капитализм должен войти в противоречие сам с собой. В недрах капитализма должен возникнуть иной способ производства, не связанный с экономическим и вне-экономическим ПРИНУЖДЕНИЕМ.

Почему я считаю деление на классы симуляцией? Потому, что классовый анализ исходит из того, что буржуазия заинтересована только в прибыли, а рабочий при капитализме работает только за кусок хлеба. Я на своем опыте убедился, что есть разные рабочие и есть разные капиталисты. 

Более адекватен анализ элит и социальных групп, связанных с функциональной дифференциацией социума.

В постиндустриальном социуме есть несколько замкнутых подсистем - власть, деньги, искусство, наука, образование, медицина, промышленность, армия, средства массовой информации. Все они должны между собой координироваться и координация идет на основании неких общих ценностей. Сегодня эти ценности задает государство. Поскольку государства представляют нации, а нации продукт капитализма, то и ценности навязываются прежде всего МАТЕРИАЛЬНЫЕ, причем не обязательно в форме товаров широкого потребления, хорошо идет продукция военно-промышленного комплекса, которой не грозит перепроизводство, а поскольку пушки забирают масло у всех, кто не связан с ВПК, то и нет проблем с повышением запросов. Если бы не изобрели атомную бомбу, то мы бы и сегодня сидели в окопах очередной мировой войны, ибо ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ - ЭТО ВОЙНА.

Развал СССР во многом был обусловлен доминированием ВПК, который пожирал огромные ресурсы, но оказался слабым аргументом в войне в Афганистане, а на вторжение в западную Европу не решились.

Глобальную систему может изменить только глобальный кризис, в котором пролетариату отводится роль горючего материала.

Но новую систему глобального управления могут обеспечить только элиты, причем ВСЕ элиты вместе, некоторые добровольно, некоторые принудительно.

К элите относится тот, кто может МЕНЯТЬ ПРАВИЛА, а не те кто следует правилам, и классы тут вообще не причем.

Проблема левых в том, что они так и не создали внятной альтернативы Капиталу. Весь анти- и альтерглобализм - это не более, чем продолжение экзистенциального бунта 1968 года. В России левые выродились в красно-имперских популистов на службе олигархата. В Азии левые - это тоталитарный государственный капитализм. В Латинской Америке левые рвутся стать элитой, но не этической и профессиональной, а исключительно политической, ради удовлетворения собственных амбиций. Левые раздроблены на тысячи мельчайших, скандалящих между собой групп и никакое классовое сознание их не интегрирует.

В идеале Мировая Революция - это не мировая война с буржуазией, а переход человечества к иной системе ценностей, к отрицанию Капитала в его частно-собственнической или государственной форме, к переходу к ситуации, когда все недра, вся наука,все производственные мощности, вся инфраструктура и вся экосфера будут объявлены достоянием человечества. Каждое государство получит свою зону ответственности, а мировая торговля перейдет на безналичный расчет. Все жители Земли будут получать минимальный базовый доход. Внутри каждого государства этносы, общины, корпорации будут организованы согласно локальной традиции, местный рынок тоже будет регулироваться согласно местным законам и если кто-то хочет работать сверх установленного обязательного времени работы, то и доход его будет выше, чем минимальный базовый доход. Ученые, инженеры, менеджеры, артисты, политики будут ранжированы в глобальном рейтинге по уровню квалификации и достижениям. Основная функция глобального управления - это РАБОТА С КАДРАМИ, которые таки решают все.

1 комментарий:

  1. Анонимный25 июля 2017 г., 19:06

    Неомарксист написал:

    Целиком разделяю эти идеи. Очень подробно ресурсо-ориентированная экономика описана Жаком Фреско в его "Проекте Венера".
    Но проблема в том, что эти идеи чужды собственникам этих самых недр, производственных мощностей и инфраструктуры, поскольку лишают их власти и собственности. И с этим ничего нельзя поделать как показывает история. Не уходят правящие классы без боя с исторической арены. Поэтому условием социальной революции является революция политическая. Стихийное сопротивление масс, низовая демократия и пр. не могут привести к смене социальной системы. На эти грабли уже наступили новые левые на Западе со своим Великим Отказом и эскапистскими экспериментами. Нужна политическая организация с чёткой идеологией и программой действий, с централизованно-децентрализованной структурой, сочетающей преимущества иерархии и дисциплины с живучестью сети, раскиданной по всему миру, которая должна взять власть в свои руки и осуществить социальную революцию сначала в слабых звеньях империализма - третьем мире, а затем и капиталистической метрополии.
    Только новая элита, состоящая из интеллигентов-сторонников нетоварной и безденежной экономики знаний может осуществить переход к археократии, ноосферному коммунизму, неважно как это будет называться. Современная элита, насквозь просоленная Капиталом, на это неспособна. Конечно хочется мирного и неконфликтного перехода к новому мировому справедливому порядку, но практика говорит об утопичности такого сценария развития событий. Сейчас проблема не столько в теории (разные теории технократичного или ноосферного коммунизма существуют уже сейчас), сколько в праксисе, без которого нет социального прогресса.

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...