Политкомиссия революционных
коммунистов-социалистов
(интернационалистов)
по созданию
Всемирной Единой Партии-Государства трудящихся


La Commission Politique des Communistes-Socialistes Révolutionnaires (Internationalistes)
pour la Fondation de l'Unité Parti-Etat Mondial des Travailleurs



Лаборатория мир-системного анализа
Фонда "Центр марксистских исследований"

http://centrmarxissled.ucoz.ru


четверг, 25 января 2018 г.

Сергей Путилов: Гитлеровские «власовы» на службе Сталина

Немецкие военачальники в советскому плену рисовали картины, усиленно питались и получали помощь психолога

Когда попадаешь в красногорский (Подмосковье) музей немецких антифашистов, трудно отделаться от ощущения, что оказался в некоем зазеркалье. В альтернативной исторической реальности, где победу во Второй мировой одержали не страны антигитлеровской коалиции, а Третий рейх. Действительно, едва ли еще где в мире существует официально действующий музей, в котором бы прославлялись подвиги людей облаченных в нацистскую военную форму, щеголяющих наградами, врученными лично Гитлером. С фотографий семидесятилетней давности на посетителя глядят бравые генералы вермахта, асы люфтваффе, сбившие немало советских самолетов (в их числе внук самого канцлера Бисмарка). Черные фуражки с черепами, железные кресты, перемежаются с нашивками, свидетельствующими о мужестве пехотинца, лично уничтожившего танк Красной армии. Не волнуйтесь, все это принадлежало "хорошим немцам", разумеется, с русской точки зрения. Тем, кто попав в советский плен пошли на сотрудничество со сталинскими спецслужбами, приняли участие в деятельности Национального комитета «Свободная Германия» и «Союза немецких офицеров». В после перестроечной литературе таких нередко именовали "немецкими власовцами". Кто же были эти люди - предатели, герои, несчастные, доведенные до отчаяния и ради спасения жизни, согласившиеся на сотрудничество с врагом?

Не все знают, но подмосковный город Красногорск известен тем, что в годы войны здесь был лагерь для самых знатных немецких военнопленных. Именно на базе красногорского лагеря №27 был создан 12 июля 1943 года известный комитет "Свободная Германия", являвшийся крупнейшей организацией немецких антифашистов во время Великой отечественной. Комитет занимался вербовкой антифашистов среди пленных немцев, ведением пропаганды на фронте через громкоговорители и выпуском агитационных листовок для немецких солдат. Также у комитета была своя радиостанция с аналогичным названием "Свободная Германия". Создан он был по инициативе Коммунистической партии Германии (КПГ). Президентом НКСГ был избран поэт Э. Вайнерт. В руководящий орган НКСГ (38 человек) вошли ведущие деятели КПГ (В. Пик, В. Ульбрихт, А. Аккерманн, В. Флорин и др.), находившиеся в эмиграции в СССР германские деятели культуры, церковные деятели и теологи (Ф. В. Круммахер, Ш. фон Киршбаум и др.), представители военнопленных. В том же году в НКСГ влился «Союз немецких офицеров» во главе с бывшим фаворитом фюрера, героем двух мировых войн генералом Вальтером фон Зейдлиц-Курцбахом. В структуру НКСГ, действовавшего в тесном контакте с советским правительством и командованием Красной Армии, входили Центральная антифашистская школа военнопленных (город Красногорск) и Институт № 99 (Москва). В Манифесте НКСГ провозглашалось, что целью организации является свержение нацистского режима в Германии, наказание военных преступников и построение демократического государства. Самым знаменитым пленником красногорского лагеря был командующий шестой армией фельдмаршал Паулюс.
Женщина экскурсовод подводит меня к акварели с мирным русских пейзажем: березки, дорожка теряется в зеленой траве, дачные домики. Над этой пасторалью немецкий военачальник трудился в советском плену, в то время, как на фронтах солдаты вермахта и Красной армии уничтожали друг друга тысячами. Рядом под стеклом хранится знаменитая меховая шапка, которая была одета на фельдмаршала, когда из-под сталинградских руин его извлекали советские воины.

Многие в Германии до сих пор считают Паулюса изменником, что вполне объяснимо: он сдался в плен и начал работать на пропагандистскую машину Сталина. Однако путь фельдмаршала в антифашисты отнюдь не был простым и тем более быстрым. За те полтора года, что Паулюс проделал эволюцию от нациста до члена антифашистского Союза немецких офицеров, итальянский повар, лично готовивший "почетному пленнику", скормил ему немало вкусностей, о которых жители нашей страны не могли и мечтать.

В феврале 1943 года отощавшего и больного Паулюса вместе с его генералами привезли из Сталинграда в Красногорский оперативный пересыльный лагерь № 27 НКВД в Московской области, где им предстояло провести несколько месяцев. Фельдмаршал, на которого у советских пропагандистов были свои виды, оказался крепким орешком. Пленные офицеры по-прежнему воспринимали Паулюса как своего командующего. Вскоре он заявил: «Я являюсь и останусь национал-социалистом. От меня никто не может ожидать, что я изменю свои взгляды, даже если мне будет грозить опасность провести в плену остаток моей жизни». Паулюс ещё верил в мощь Германии и что «она будет с успехом сражаться». При этом военачальник, не смотря на отличное питание и хорошее отношение (пленных генералов не заставляли трудиться, в их распоряжении была библиотека, а по выходным даже пиво) демонстративно продолжал приветствовать своих бывших подчиненных нацистским жестом, что особенно раздражало охрану. Когда был образован «Союз немецких офицеров», в котором приняли участие более ста человек, избравших президентом СНО генерала Вальтера фон Зейдлица, то для Паулюса это стало предательством. Семнадцать генералов во главе с фельдмаршалом подписывают коллективное заявление: «То, что делают офицеры и генералы, ставшие членами "Союза", является государственной изменой. Мы их больше не считаем нашими товарищами, и решительно отказываемся от них». Однако репрессий не последовало. Паулюса лишь переводят в селение Чернцы в 28 км от Иванова. Высшие чины НКВД опасались, что фельдмаршала, которому готовилась роль козырного туза в пропагандистских играх против Гитлера, могут похитить, поэтому отправили его в тщательно охраняемый лесной санаторий. Помимо него в бывший санаторий имени Войкова прибыло два десятка немецких, шесть румынских и три итальянских генерала.

Летом 1944 года фельдмаршала переводят на спецобъект в Озёрах. Почти каждый день на имя Берии от чекистов потоком идут отчёты о ходе обработки "Сатрапа" (такая кличка была присвоена ему в НКВД). Психологическая обработка пленника медленно, но верно дает результат. Этому сопутствовало открытие Второго фронта, поражение вермахта на Курской дуге и в Африке, вступление в «Союз» 16 новых генералов и даже его лучшего друга, полковника В. Адама. Огромное впечатление на военачальника произвело покушение на Гитлера офицеров, которых он лично хорошо знал. Паулюса потрясла казнь заговорщиков, среди которых был и его друг генерал-фельдмаршал Э. фон Вицлебен. Свою роль сыграло, видимо, и письмо его жены, доставленное из Берлина советской разведкой.

8 августа Паулюс совершил, наконец то, чего от него добивались полтора года, — подписал обращение «К военнопленным немецким солдатам и офицерам и к немецкому народу», в котором говорилось буквально следующее: «Считаю своим долгом заявить, что Германия должна устранить Адольфа Гитлера и установить новое государственное руководство, которое закончит войну и создаст условия, обеспечивающие нашему народу дальнейшее существование и восстановление мирных и дружественных отношений с нынешним противником». Четыре дня спустя он вступил в «Союз немецких офицеров». Затем — в Национальный комитет «Свободная Германия». С этого момента он становится одним из самых активных пропагандистов в борьбе с нацизмом. Регулярно выступает по радио, ставит свои подписи на листовках, призывая солдат Вермахта переходить на сторону русских.

Другим почетным пленником красногорского лагеря был Генрих фон Айнзидель. Аристократ, правнук первого канцлера Германской империи Бисмарка, фон Айнзидель, которому к началу Второй мировой едва исполнилось двадцать, пользовался покровительством самого Гитлера. В боях под Белградом и Парижем лейтенант фон Айнзидель сбил два десятка самолётов, а в 1942 году Гитлер отправил его на Восток, напутствовав: «Наведите порядок в небе над Сталинградом, граф. Я верю, что вы это сделаете». Правнука Бисмарка сбили над Сарептой, он попал в плен, и его отправили в офицерский лагерь под Москвой. Там он познакомился с Фридрихом Паулюсом, с которым они и сотрудничали в коллаборационистском комитете «Свободная Германия».

Советская пропаганда на всю катушку использовала факт перехода в антифашисты правнука Бисмарка. В красногорском музее на стенде хранится выпуск газеты "Свободной Германии" на немецком языке на первой полосе которой запечатлен улыбающийся фон Айнзиндель в летном шлеме и форме пилота Люфтваффе с портретом любимого прадедушки в обнимку. "Железный канцлер", кстати, еще в 19 веке предостерегал германских властителей от войны с Россией. Как рассказала автору женщина экскурсовод, в 2003 году Айнзидель приезжал к ним в красногорский музей антифашистов, созданный в 1985 году по инициативе ГДР. Как отметил на встрече бывший немецкий ас: "Сначала я сильно ненавидел Советы, за то что меня подбили, сломали карьеру и держали в плену. Но уже в красногорском лагере осознал, что возможно, только благодаря этому я и остался жив. Большинство немецких асов летчиков не дожили до конца войны".

Еще одной неординарной личностью, ставшей на путь сотрудничества с советскими органами, стал генерал от артиллерии вермахта Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. Немецкий аристократ и потомок барона Фридриха-Вильгельма Зейдлица, кавалерийского генерала эпохи прусского короля Фридриха Великого. Генерал Вальтер фон Зейдлиц, кавалер Железного креста еще с 1-й Мировой, которую начал лейтенантом, а закончил капитаном, проведя все четыре года в окопах. В 1914—1915 годах сражался на Восточном фронте, в 1914 году в битве у Гумбиненна был трижды ранен, потерял указательный палец левой руки. С января 1915 года — обер-лейтенант. В июле 1915 года ранен в четвёртый раз — в левую стопу. Осенью пятнадцатого года бравый вояка вместе со своим полком был переведён на Западный фронт, где участвовал в битве на Сомме, в Ипрском сражении, в сражении во Фландрии, в «наступлении Людендорфа» (1918). С началом Второй мировой войны Зейдлиц командиром дивизии воевал в Польше и во Франции. В войне против СССР участвовал с первого дня. Зейдлиц спас от уничтожения шесть немецких дивизий, окруженных под Демянском в феврале 1942 г. (самое первое крупное окружение, осуществленное нашими войсками в ходе войны). Во время Сталинградского сражения его корпус после кровопролитных боёв взял Мамаев курган и спустя неделю вышел к Волге. Однако это были последние успехи немецких войск в этой битве. Ближайший сподвижник Паулюса, он также оказался в плену. 31 января три советских бойца во главе с молодым сержантом вошли в штаб 295-й пехотной дивизии вермахта в одном из подвалов центра Сталинграда и пленили трёх генералов вермахта: генерал-майора Корфёса, генерал-лейтенанта Пфеффера и генерал-лейтенанта фон Зейдлиц-Курцбаха. Заслуженный немецкий военачальник довольно быстро начал сотрудничать с советской властью.

Способствовала столь резкой смене ценностей усвоенное им (не без помощи советчиков от НКВД) убеждение, что в ходе сталинградской битвы Гитлер предал свою армию, бросив ее на произвол судьбы. Посему недействительна отныне и присяга фюреру. В середине сентября 1943 года под Москвой, в поселке Лунево в лагере военнопленных прошло первое заседание «Союза немецких офицеров». Около сотни немецких военнослужащих приняли решение, что президентом нового общества станет Зейдлиц. В гитлеровской Германии он был обвинен в пpедательстве и в апpеле 1944 г. заочно пpиговоpен к смеpтной казни. Кстати, в секретных документах НКВД по работе с военнопленными Паулюс и Зейдлиц проходили под оперативными кличками, соответственно, «Сатрап» и «Презус». Зейдлиц проявил себя с самой деятельной стороны даже порой излишне. Так, он написал для Сталина подробный меморандум, ставший секретным на много десятков лет. В «Меморандуме Зейдлица» предлагалось сформировать армию из немецких военнопленных для войны против Гитлера. Сталин на это предложение не согласился. По той же самой причине, почему Гитлер не доверял Власову, то есть из опасения, что предавший раз может также поступить и с новыми хозяевами. Однако основной работой Зейдлица (кстати, хорошо оплачивавшейся) были пламенные воззвания к немецким военачальникам с призывом выступить против Гитлера или сложить оружие. Примером такой деятельности Зейдлиц-Курцбаха может служить его письмо командующему 9-й армией генералу Вальтеру Моделю, в котором, в частности, говорилось: "Господин генерал-полковник, как и все мы, командующие соединениями и частями германского вермахта, вы несёте всю тяжесть ответственности за судьбу Германии. Заставьте Адольфа Гитлера уйти в отставку! Покиньте русскую землю и отведите Восточную армию назад на германские границы! Таким решением вы создали бы политические предпосылки для почётного мира, который даст немецкому народу права свободной нации". Деятельность Зейдлиц-Курцбаха и его соратников не имела большого успеха — ни один немецкий военачальник не последовал их призывам. Тем не менее, как считается, обращение генерала к немецким солдатам ускорило капитуляцию окруженного гарнизона Кёнигсберга. Генерал уже мнил себя после окончания войны одним из руководителей новой Германии, но судьба распорядилась иначе. После разгрома Третьего рейха Союз германских офицеров распустили, и следующие пять лет своей жизни генерал работал в военно-историческом управлении Генштаба СССР. Проживая на подмосковной даче, он консультировал создателей фильма "Сталинградская битва". Это, однако, не помешало советскому сталинскому правосудию в 1950 году "отблагодарить" «немецкого Власова» 25 годами тюрьмы за военные преступления. Ходили слухи, что «сдал» сподвижника никто иной, как сам Паулюс. Сгоряча советские власти сначала хотели расстрелять злополучного руководителя «Союза немецких офицеров», но затем заменили наказание на четверть века лагерей. Однако, любимчику фортуны Зейдлицу-Курцбаху и тут повезло. Через пять после смерти Сталина немецкий военачальник был освобожден и уехал в ГДР, где дожил до 1976 года.

По официальным статистическим данным Управления по делам военнопленных и интернированных МВД СССР от 12 октября 1959 г. всего были взяты в плен 2.389.560 германских военнослужащих, из них в плену умерли 356.678. Особенно высокой была смертность в первые годы войны. Вследствие сильных морозов, плохого обмундирования и недостаточного питания многие пленные, обессиленные к тому же длительными маршами, гибли уже на пути в лагеря. В послевоенные годы смертность значительно снизилась. По некоторым немецким источникам в советский плен попали 3,15 млн немецких военнослужащих, из которых 1—1,3 млн умерло в плену. Понятно, что сложные условия жизни в плену заметно упрощали вербовку бывших военнослужащих Вермахта. Однако было бы неверно считать, что лишь страх смерти заставлял пленных немцев работать на врага. В лагерях военнопленных проводилась идеологическая обработка, изучались труды Сталина и Ленина, работали психологи, поступала советская пресса подававшая информацию о происходящем на фронтах в нужном ракурсе. Согласно официальной статистике советских органов за годы войны «завербовано для подрывных и разведывательных мероприятий из числа военнопленных сотрудниками НКВД: 5341 немец, 1266 румын, 943 итальянца, 855 венгров, 106 финнов, 92 австрийца, 75 испанцев, 24 словака». Но, уточним, здесь речь идёт лишь о тех, кого вербовали сотрудники НКВД, а кроме них вербовкой занимались ещё несколько ведомств. К этому нужно добавить вступивших в «Союз германских офицеров» (насчитывавший около 4000 тысяч членов) и комитет «Свободная Германия». Известно, что на 8 декабря 1944 года, когда было опубликовано знаменитое «Воззвание 50–ти генералов к народу и армии» в советском плену было уже 80 немецких генералов. Из них как минимум пятьдесят присоединилось к «Союзу».

Насколько эффективной была деятельность немецких коллаборационистов, на которых тратились ресурсы нашей воюющей страны, судить не просто. Во всяком случае, советская пропаганда работала с размахом. Миллионы экземпляров антифашистских газет, воззваний генералов были разбросаны на фронте. Немецкие военнопленные, сотрудничавшие с советскими властями, получали улучшенное питание и денежное довольствие. И определенные, хотя и не сильно потрясающие, результаты были. Весной 1944 года сообщалось о перелете унтер–офицера Гейнца Мюллера из Брауншвейга, который 5 января 1944 года приземлился на одном из советских аэродромов и рассказал, что он вместе со своими друзьями слушал радиостанцию «Свободная Германия».

«Я сразу принял решение, — рассказывал Гейнц Мюллер, — при первом же удачном случае перейти на сторону Национального комитета «Свободная Германия». Разумеется, такие случаи сразу активно пиарились в антифашистской прессе. Так, перелету брауншвейгского бортмеханика Мюллера была посвящена целая первополосная статья, а сама новость затем долго муссировалась на радио. И такие случаи успешной пропаганды не единичны. Когда в марте 1944 года на Южном фронте в районе Снегиревка–Березноватое сдались 1800 солдат, к антифашистам поступили сведения, что в этих частях довольно много знали о Национальном комитете «Свободная Германия». Считается, что призывы героя двух мировых войн Зейдлиц-Курцбаха передаваемые через звуковые усилители также способствовали капитуляции упорно сопротивлявшегося гарнизона Кенигсберга.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...